Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Информационный каскад Юлии Латыниной

Что меня порой изрядно забавляет в деятельности "секты хороших" -- это очевиднейшие примеры самообличения, которые "секта" почему-то не видит -- словно включая некий защитный рефлекс, спасая себя от безумия.

Особенно этот процесс интересно наблюдать у Ю.Латыниной, которая позиционирует себя исключительно как человека здравомыслящего, не торгующего, не верящего в фанаберии и якобы готового ради объективного рассмотрения проблем поступиться своими симпатиями и политическим кредо).

Весьма показателен процесс изобретения Латыниной -- назвал это выдающееся изобретение "Три всегда Геббельса-Латыниной" -- сокр. 3ВсегдаГ-Л:
Всегда обвиняй в своих же собственных преступлениях.
Всегда приписывай своим противникам то, что ты делаешь сам.
Всегда изображай из себя жертву, готовясь при этом к агрессии.


Латынина приписала изобретение Вили Мюнценбергу на передаче от 14 февраля 2015 года -- при этом по архиву передач на "Эхо Москвы" можно убедиться, что эти "блестящие" афоризмы Латынина произносила в разных вариациях -- ну а потом уже под холодную расчетливую руку попался Вилли Мюнценберг.

Приятно осознавать, что "изобретение Латыниной" индексируется Гуглом во многом по моим ироничным (?) заметкам)

Латынина сначала соврала, приписав свои настроения различным политическим деятелям, а потом многократно действовала строго в соответствии с изобретенными максимами.
При этом, Латынина почти всегда умудрялась, сработав аки Геббельс, в тех же передачах подробно описывать собственный образ действий.

Наглядный пример по последней занимательной передаче "Код Доступа".
Латынина начинает его с якобы не требующей доказательства констатации о том, что "русские хакеры" взломали сервер Демократической партии, а потом целый час рассказывает о том, как подобные мемы, которые политиками и обществом почему-то восприняты как не требующие доказательства разрушают цивилизацию.

Цитаты. (тыц):
"... о докладе разведки США, из которого ясно, в общем-то, что и так было ясно, что серверы Демпартии, действительно, взломали российские спецслужбы.
Но я хочу использовать это новогоднее время для того, чтобы поговорить о более важных вещах, о деструктивных мемах и об информационных каскадах, то есть о том, как организована в современном обществе информационная сфера.
Информационный каскад – это очень модное сейчас понятие. Он происходит тогда, когда человек наблюдает за действиями других людей, и затем, несмотря на то, что эти действия противоречат его личному опыту, повторяет эти действия.
Каскад происходит, когда люди отказываются от имеющейся у них информации в пользу выводов, основанных на действиях других людей.

Вот, собственно, когда факт проигрыша Хиллари Клинтон подменяют рассказом о том, что российские спецслужбы вскрыли серверы Демпартии (что, конечно, имело место, но просто на выборы не повлияло), это, кстати, типичный информационный каскад.

В человеческом обществе плохая социальная информация всегда вытесняет из обращения информацию хорошую.

Рассмотрим еще несколько примеров информационных каскадов. В IV веке до нашей эры в своей работе «Физика! Аристотель заявил, что скорость падения на землю двух физических тел прямо пропорциональна их весу: кто больше весит, тот быстрее падает. Чтобы убедиться, что это не так, достаточно просто пнуть два камня ногой у края пропасти и убедиться, что достигнут они дна одновременно. Однако, утверждение Аристотеля считалось абсолютной научной истиной в течение 2-х тысяч лет, пока его не опроверг в конце XVI века Галилео Галилей.

В XIX веке в австрийских госпиталях бушевала эпидемия послеродовой горячки, жертвами которой становилось от 10 до 40 процентов рожениц. В 1847-м году венгерский врач Игнат Земмельвайс, который работал в одном из госпиталей, предложил простое решение – обеззараживать руки и помещение хлоркой. Приняты были меры антисептики, смертность в госпитале упала до 1%, идеи Земмельвайса тут же были признаны не соответствующими господствующим научным теориям, он был высмеян как шарлатан. Кончил Земмельвайс жизнь в сумасшедшем доме. Только после открытий Пастера его рекомендации были признаны само собой разумеющимися.

Точно так же в течение нескольких тысяч лет человечество знало о родах посредством Кесарева сечения. Если женщина не могла родить естественным путем, можно было рассечь живот и матку, и вынуть плод. При этом по предоставлениям хирургов матку нельзя было зашивать. В результате уже в XIX веке, даже уже когда изобрели анестезию, Кесарево сечение кончалось стопроцентной смертностью рожениц. Вот, в 100% случаев умирали роженицы, но матку зашивать было нельзя.

В 1882 году хирург по имени Макс Зенгер взял и зашил матку. С тех пор Кесарево сечение стало рутинной операцией, занимает она 15 минут, практически не влечет риска для рожениц.

Еще один пример (тоже очень люблю) – это история компании Theranos. История эта началась лет 12 назад, когда студентка Стэндфордского университета Элизабет Холмс решила создать прибор, который сможет ставить диагноз по капле крови. Элизабет Холмс очень хотела стать вторым Стивом Джобсом. Она создала компанию, которая имела все атрибуты успешного стартапа.

Во-первых, Элизабет Холмс всегда одевалась одинаково в черную водолазку. Это, кстати, довольно теплая вещь, и чтобы глава компании чувствовала себя нормально, в офисах компании всегда поддерживалась температура 18 градусов. Сотрудники мерзли.

Элизабет также придерживалась очень интересной диеты – она пила соки только зеленого цвета и только в определенное время суток. Ее всегда сопровождали 4 телохранителя, которые именовали своего шефа «Орел-1». Компания была помешана на корпоративной солидарности и секретности. Сотрудников наказывали за малейшее разглашение информации, даже если они просто постили, где они работают, на LinkedIn.

Когда один из ведущих ученых компании Ян Гиббонс совершил самоубийство, первое, что сделали юристы компании, позвонили его вдове с угрозами.

Единственная проблема компании Theranos заключалась в том, что несмотря на все эти важные составляющие успеха (такие как зеленые соки, черная водолазка, культ личности Элизабет Холмс), технология не работала. Технологии просто не было. Результаты, которые давал прибор, были недостоверны чуть ли не в половине случаев, что не помешало компании иметь пик капитализации в 9 миллиардов долларов, Элизабет Холмс быть мегазвездой Кремниевой долины.

И всё это накрылось медным тазом в октябре 2015 года, когда журналист Джон Каррейру из «The Wall Street Journal» опубликовал статью о том, что технологии нет. Причем, первая реакция компании была совершенно естественна. Мисс Холмс собрала сотрудников, произнесла перед ними речь о том, что она меняет мир, а журналист решил на нее напасть. Раздался дружный крик пятиминутки ненависти «К черту Каррейру! К черту Каррейру!» Кричали не хуже, чем у Оруэлла.

Случай может показаться, опять же, на первый взгляд чудовищным. Ну, как так? Прям в сердце американского капитализма (не где-нибудь, а в Кремниевой долине) процветала компания, по организации похожа на секту, с зелеными соками, черными водолазками, несуществующими технологиями, отсутствие которых компенсировалось культом вождя. С промыванием мозгов, с запугиванием сотрудников. И, вот, несмотря на всё это, солидные инвесторы, которых, вроде бы, на мякине не проведешь, давали этому деньги, капитализация этого фейка была 9 миллиардов долларов.
[неужели Латынина даже не подозревает, что она одновременно рассказывает историю и о "хакерских атаках России", и про отчеты ЦРУ, и о "Панамском досье"]

Было, например, два Крестовых похода бедняков, в один из которых в 1095 году отправилось европейское крестьянство, и второй такой же Крестовый поход пастушков был, спустя 200 лет, во Франции. Значит, каждый раз этими походами руководило 2 товарища, которые предъявляли бумаги от непосредственно Девы Марии, которая написала им письмо. Значит, каждый раз эти бедные несчастные люди продавали всё и с голыми руками отправлялись путешествовать. Каждый раз дело кончалось погромами евреев, и, естественно, абсолютным тотальным провалом вот этого полностью невооруженного восстания.

Было совершенно аналогичное движение в 1890 году среди американских индейцев, называлось «Пляска духов». Тоже надо было плясать. Белые в результате Пляски духов должны были исчезнуть, рубашки духов, освещенные с подобающими церемониями, защищали от пуль белых. Дело кончилось бойней при Вундед-Ни, во время которой опытным путем выяснилось, что рубашки духов от пуль не защищают. Через 15 лет движение, аналогичное Пляске духов, вспыхнуло среди алтайцев в Советской России, называлось «Вера в Белого Бурхана». Вот, всё абсолютно деструктивные мемы, информационные каскады, в ходе которых их носители предпочитали расстаться с жизнью, но не с деструктивным мемом.

Человек – существо коллективное.
Он, как правило, не знает, что он видит, до тех пор, пока ему не сказали, что именно он видит. Способность человека к ошибочному запоминанию фактов совершенно поразительна.

Информация в человеческом обществе – она, знаете, как квантовые частицы в квантовой физике, она не существует независимо от наблюдателя. Вернее, правилам объективной реальности подчиняется только техническая информация.
Информация в нашем мире выполняет минимум две функции.
Одна функция заключается в том, что строить модель реального мира, а другая в том, чтобы строить отношения внутри коллектива.
И, вот, опытным путем опровергается только та информация, которая относится к реальному миру, и то, как это можно заметить по истории с Аристотелем, это может занять 2 тысячи лет.

Что касается информации, которая строит отношения внутри коллектива, то я утверждаю, что она не опровергается опытом никогда. Социум, связанный в единое целое информацией Икс и руководимый группой интересов, которой именно эта информация придает вес, значение и статус, скорее погибнет, чем откажется от организовавшего этот социум мема.

Свойство человеческой психики таково, что абсолютное большинство информационных каскадов, действующих в том или другом обществе, это не маргинальные истории, это не теории заговора. Это там не люди, которые верят в Гробового или в Кашпировского, или в то, что Земля плоская. Это базовые аксиомы, на которые опирается общество.

Один частный случай очень интересен. Это то, что называется «фальсификация истории». То есть ситуация, когда историческое прошлое страны, вы на него глядите сквозь ее настоящее. История полна фальсификациями, причем вовсе не являющимися результатом какого-то страшного заговора. И я не имею в виду при этом подделки документов – я имею в виду именно информационный каскад, при котором то или иное событие истолковывается в соответствии с новым положением дел.

Вот, я как-то думала, какой пример привести, чтобы он был нетривиален и достаточно безобиден, и решила привести очень странный пример. Столетняя война.

Вот, в каждой уважающей себя Википедии написано, что в XIV-XV веке Англия и Франция вели между собой Столетнюю войну. Ну, Столетняя война продолжалась, как понятно, 100 лет – с 1337 года, когда английский король Эдуард Третий провозгласил себя королем Франции, до завоевания Гаскони французами в 1453 году.

А дальше просто простой вопрос: а, вот, чего делал отец этого самого Эдуарда Третьего Эдуард Второй? Ответ: тоже воевал во Франции. Вопрос: а что делал отец Эдуарда Второго? Ответ: воевал во Франции. Вопрос: а что делал отец Эдуарда Первого Генрих Третий? Ответ: Воевал во Франции. Вопрос: А что делал отец Генриха Третьего король Иоанн Первый Безземельный? Ответ: он воевал во Франции, как его старший брат король Ричард Львиное сердце и как его отец Генрих Второй.

Вопрос: с какого момента английские короли воевали с французскими королями? Ответ: с 1066 года, с того момента, когда герцог Нормандии Вильгельм Завоеватель стал королем Англии. А до этого французские короли воевали с нормандскими герцогами, потому что история Англии и Франции, начиная с IX века – это история попытки норманнов завоевать Англию удачно и история попытки норманнов завоевать и Францию неудачно.

Английский и нормандский короли Генрих Второй, Ричард Львиное сердце – они говорили по-французски, они проводили на континенте больше времени, чем в Англии. Их владения на континенте были значительно больше их английских владений. Вопрос: почему война называется Столетней, а не Пятисотлетней? А ответ: словосочетание «Столетняя война» было придумано французскими историками в середине XIX века к тому времени, когда Англия и Франция оформились в 2 завершенных государства. Англичане говорили по-английски, французы – по-французски.

В это время, наконец, сложилось главное буржуазное понятие нации, потому что ни в XIV-м веке, ни в XI-м веке ничего подобного просто не было. Например, во Франции не было единого языка. Южная часть Франции говорила на Лангедок, Бретань говорила по-кельтски, а английская знать, например, говорила как раз по-французски.

Описывая один из моментов Пятисотлетнего вооруженного конфликта как Столетнюю войну, французские историки XIX века преследовали вполне определенную задачу – они хотели рассказать историю про французскую нацию, которая подверглась английской агрессии.

При этом не существовало никакого заговора французских историков с целью фальсификации истории. Они не подделывали документы – они видели так.
Континентальная история нормандских герцогов могла закончиться по-другому. Могла бы она закончиться там созданием гигантского нормандского государства в центре Европы. Тогда война, которую начал бы Эдуард Третий, не описывалась бы как английская агрессия против французской нации, она бы описывалась как закономерный процесс создания Нормандской империи.

Плохая информация как плохие деньги всегда вытесняет хорошую в качестве общей идеи социума. Мем, который позволяет социуму или его части чувствовать себя целым, всегда вытеснит мем, который не позволяет себя чувствовать целым. А мем, который позволяет коллективу быть единым целым, это есть плохая информация. Информационный каскад всегда падает вниз.

И, в общем, прогресс человеческого общества состоит в том, что в современной цивилизации мемы-паразиты, ритуалы, табу, касты, суеверия, всё, что поднимает статус некоей группы интересов за счет остального общества, существенно потеснено за счет рынка и науки. Процесс этот завершен никогда не будет, по крайней мере, до достижения сингулярности.

Благодаря науке и технологиям, общество достигло такого уровня, что его не могут убить деструктивные мемы. Они могут уничтожить только часть общества.

Если дело пойдет очень плохо, то деструктивный мем социальной справедливости и мультикультурности убьет часть Западной Европы. Ну и что? Останется Китай, Сингапур, Австралия, даже пол-Европы сбежит куда-нибудь в Чехию. Вот это важная, на мой взгляд, оптимистическая вещь: информационный каскад не способен уничтожить общество в целом".

===

По принципу "3ВсегдаГ-Л" Ю.Латыниной должно быть очевидно, что:
1. США, обвиняя Россию в кибератаках, фактически сознаётся в собственной масштабной работе в киберпространстве, которую США развернули уже давно (и, конечно, спецслужбам США неприятно наблюдать, что на их же "поляне" им может кто-то противодействовать) Всегда обвиняй в своих же собственных преступлениях.
2. Приписывая России атаку на сервера Демократической партии, истеблишмент США отчасти сознаётся в аналогичной проводимой против разных групп работе
3. Изображая из себя жертву хакерского взлома, США прямо указывают на собственную готовность на агрессию в киберпространстве.
==============

Латыниной всё это очень легко вывести из собственных же максим, но сектанское мышление, которое она постоянно критикует в своих передачах, не позволяет ей проложить столь простой мостик к пониманию ситуации...
Tags: кибер
Buy for 30 tokens
Женскими именами можно и нужно называть исключительно женщин. Другого не дано. Екатерина - это девушка, женщина или маленькая девчушка, но не гостиница в районе Павелецкой, не третьесортная парикмахерская и даже не салон меха.  Ненавижу встречать свое имя на вывесках. Ощущение как будто над тобой…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment