Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Categories:

При сильном увеличении на линии горизонта можно различить еврейскую конницу, атакующую евро

Я, конечно, перечитывал «Зенитные кодексы Аль-Эфесби» В.Пелевина, но уже года 3 назад, до Украины. Сегодня свежим взглядом окинул и вновь головокружительное ощущение -- как можно было столь тонко и точно о многом написать? Нет ответа.
Огромный отрывок из рассказа -- выкинул, чтобы втиснуть, то, что, надеюсь, не помешает осознанию)):
"Представьте, что вы затюканный и измученный российский обыватель.
Вы задаетесь вопросом, кто приводит в движение зубчатые колеса, на которые день за днем наматываются ваши кишки, и начинаете искать правду – до самого верха, до кабинета, где сидит самый главный кровосос. И вот вы входите в этот кабинет, но вместо кровососа видите нереально четкого пацана, который берет гитару и поет вам песню про «прогнило и остоебло» – такую, что у вас захватывает дыхание: сами вы даже сформулировать подобным образом не можете. А он поет вам еще одну, до того смелую, что вам становится страшно оставаться с ним в одной комнате.

И когда вы выходите из кабинета, идти вам ну совершенно некуда – и, главное, незачем. Ведь не будете же вы бить дубиной народного гнева по этой умной братской голове, которая в сто раз лучше вас знает, насколько все прогнило и остоебло. Да и горечь в этом сердце куда острее вашей.

...теперь вожди бюрократии излучают дух свободы и энергетику протеста в сто раз качественней, чем это сделает любой из нас и все мы вместе. Корень подмены сегодня находится так глубоко, что некоторые даже готовы принять радикальный ислам – в надежде, что уж туда-то переодетая бюрократия не приползет воровать и гадить.

Наивные люди. Бюрократ освоил «коммунизм», освоил «свободу», он не только «ислам» освоит, но и любой древнемарсианский культ – потому что узурпировать власть с целью воровства можно в любой одежде и под любую песню.

Но, скажут мне на это, ведь существует и подлинный революционный процесс? В том-то и ужас, что да.

История учит: как ни мерзка предреволюционная российская бюрократия, гораздо омерзительнее бюрократия послереволюционная. Просто до поры она скрыта за артистичным авангардом революции, в которую с удовольствием играем мы все. Потом, когда перформансы и массовку сольют вместе с лужами крови, все станет ясно – но будет уже поздно
...
Объяснить, что такое «криптодискурс», легче всего, приведя открывок из лекции. Ниже мы цитируем сохранившийся рукописный конспект одного из слушателей, где устная речь Скотенкова, скорей всего, подверглась значительным сокращениям.

Уровни криптодискурса
Любой дипломатический или публицистический дискурс всегда имеет два уровня:
1) внешний, формально-фактологический (геополитический),
2) «сущностный» – реальное энергетическое наполнение дискурса, метатекст.

Манипуляции с фактами служат просто внешним оформлением энергетической сути каждого высказывания. Представьте, например, что прибалтийский дипломат говорит вам на посольском приеме:
– Сталин, в широкой исторической перспективе, – это то же самое, что Гитлер, а СССР – то же самое, что фашистская Германия, только с азиатским оттенком. А Россия, как юридический преемник СССР – это фашистская Германия сегодня.

На сущностно-энергетическом уровне эта фраза имеет приблизительно такую проекцию:
«Ванька, встань раком. Я на тебе верхом въеду в Европу, а ты будешь чистить мне ботинки за десять евроцентов в день».

На этом же уровне ответ, разумеется, таков:
«Соси, чмо болотное, тогда я налью тебе нефти – а если будешь хорошо сосать, может быть, куплю у тебя немного шпрот. А за то, что у вас был свой легион СС, еврейцы еще сто лет будут иметь вас в сраку, и так вам и надо».

Но на геополитический уровень сущностный ответ проецируется так:
– Извините, но это довольно примитивная концепция. Советский Союз в годы Второй мировой войны вынес на себе главную тяжесть борьбы с нацизмом, а в настоящее время Россия является важнейшим экономическим партнером объединенной Европы. И любая попытка поставить под вопрос освободительную миссию Красной Армии – это преступное бесстыдство, такое же отвратительное, как отрицание Холокоста.

Традиционной бедой российской дипломатии является смешение уровней дискурса. Наш дипломат, скорей всего, ответил бы именно на энергетическом уровне – потому что именно так отклик рождается в душе. Но дипломатическое мастерство в том, чтобы внимательно отрефлексировать рождающийся в сердце сущностный ответ, а затем с улыбкой перевести его на безупречный геополитический язык.

Некоторые полагают, что немедленный переход на сущностный уровень общения – это не беда, а как раз сила нашей дипломатии (Лавров). Но это имперск. подход прошлого века, обусл. больш. кол-вом танков. дивиз. в Европ. Сейчас устар.

Домашнее задание.
1) Переведите с геополитического на сущностный следующий диалог американского (А) и российского (Р) дипломатов:
А.: – Россия не демократия и никогда не была ею – а российская государственность с тринадцатого по двадцать первый век представляет собой постоянно мимикрирущее и пытающееся вооружиться новейшими технологиями татаро-монгольское иго.

Р.: – Извините, но это довольно примитивная концепция. Советский Союз в годы Второй мировой войны вынес на себе главную тяжесть борьбы с нацизмом, а потом создавал ядерный щит, что было невозможно без временного ограничения прав и свобод. А про хваленую американскую демократию всем известно, что она является просто фиговым листком, прикрывающим преступное бесстыдство мафий Уолл-Стрита, такое же отвратительное, как отрицание Холокоста, и все об этом знают. А вам про это даже вслух говорить нельзя.

2) Вы присутствуете на разгоне несанкционированного митинга в Москве. К вам обращается находящийся там же депутат Европарламента с просьбой прокомментировать ограничение вашей свободы, свидетелем которого он стал. У вас возникает следующий ответ на сущностном уровне:
«Мою, блять, свободу ограничивают не мусора, которые раз в месяц приезжают сюда, чтобы перед десятью телекамерами свинтить на два часа трех евреев и одного гомосека, которые с этого живут, а как раз ваш ебаный Европарламент, из-за которого мне нужно как последнему хуесосу неделями собирать бумажки для визы, а потом сидеть три часа в очереди, где негде поссать, зато играет Вивальди, чтобы инвестировать свои же кровные евро, с которыми, кстати, завтра вообще хуй знает что будет, в ваших жирных греков и потных итальянцев – да пошли вы нахуй со своими балтийскими шпротоебами и польскими едоками картофеля, а я лучше отвезу свои денежки в Бразилию или Гонконг, или куда-нибудь еще, где мне не будут на входе ссать в рожу, понятно?»

Задание: переведите на геополитический, убрав элементы hate speech. Зачитайте с лицемерной улыбкой.
---
Название «Freedom Liberator», под которым стала известна новая боевая система (большинство СМИ и блоггеров называют ее именно так), на самом деле просто забавное тавтологическое сокращение – при желании в нем можно услышать даже некоторый антиамериканский сарказм. Это не официальное имя. Полностью она называется «Free D.O.M. multipurpose airborne unmanned fighting vehicle «Liberator».
...если гражданские лица все же попадали в число пострадавших, ответственность оказывалась настолько размытой, что ткнуть пальцем в кого-то одного становилось невозможно.

Слово «Free» не имело идеологической нагрузки и означало, что у системы не было принудительного алгоритма работы – он каждый раз свободно выбирался в зависимости от характера входной информации. Дело в том, что «Free D.O.M.» была не вычислительной машиной в традиционном смысле, а так называемой «нейронной сетью» – компьютером, устроенным по биологическому шаблону.

Нейронная сеть отличается от обычного компьютера тем, что у нее нет центрального процессора и блока памяти, а сохраняемая в ней информация сосредоточена в связях, как в человеческом мозгу. Кроме того, она работает по несколько другим принципам, чем компьютер.

Каждый, наверное, сталкивался в Интернете с просьбой ввести в специальное окошко комбинацию цифр, состоящих из странных линий и пятнышек. Это делается, чтобы отсечь программы-боты – ни одна из них не в состоянии распознать в этих пятнах и штрихах требуемый код.

Только человек способен увидеть за разноцветными хаотическими закорючками сквозящую в них идею числа – и для этого ему даже не надо быть Платоном, такой тест без труда пройдет десятилетний ребенок. А компьютер может научиться узнавать цифры только в каком-то строго определенном типе пятен – но стоит чуть изменить их форму или цвет, и машина окажется бессильной.

Специалист по нейронным сетям сказал бы, что «Free D.O.M.» обрабатывала информацию на основе анализа «иерархических инвариантных репрезентаций». На практике это означало, что система различала фигурку человека с АК-47 там, где обычный компьютер увидел бы просто бессмысленный белый шум.

Это был, если так можно выразиться, аналог целого зала с живыми, невероятно зоркими и опытными операторами, каждый из которых независимо оценивал имеющуюся информацию и принимал свое решение, и большинство операторов должно было согласиться друг с другом, что беднягу с АК-47 надо отправить на тот свет. Только потом «Freedom Liberator» открывал огонь на поражение.

Именно поэтому удалось так драматически уменьшить число коллатеральных жертв – и одновременно с этим поднять боевую эффективность системы.

у системы отсутствовал живой оператор, некому было бояться ответственности за ошибку или вырвавшуюся в горячке боя неполиткорректность. Однако на смену одной проблеме тут же пришла другая.

Дело в том, что раньше в случае гражданских жертв можно было предъявить негодующей общественности какой-нибудь разъяснительный документ – например, расшифровку переговоров оператора с его непосредственным командиром. После этого становились понятны причины трагедии. Обыкновенно оставалась и видеозапись, где было видно, что телекамеру на плече журналиста или бревно на спине рабочего действительно можно принять за гранатомет или портативную ракету «земля-воздух». Словом, человеческую ошибку всегда можно было смягчить, показав ее неумышленность.

Новая система управления не давала такой возможности...
И Пентагон дал инженерам дополнительное задание – сделать работу системы открытой для внешнего наблюдателя, в удобной и наглядной форме демонстрируя, как именно принималось то или иное решение. Причем ясно это должно было быть не только специалисту, но и любому налогоплательщику.
...если система состоит из параллельных нейронных сетей, каждая из которых имитирует отдельного человека, почему бы не представить отчет о ее работе в виде диалога нескольких виртуальных персонажей, каждый из которых объяснял бы общественности свою точку зрения?
Любой из этих персонажей был просто репрезентацией боевого канала обработки информации.
Но, затратив совсем немного машинных ресурсов, ничего не стоило придать ему человеческий вид и перевести язык его внутренних кодов в человеческую речь.

Можно было даже оформить весь отчет в виде симпатичного мультика вроде «Симпсонов». Это практически не отражалось на работе системы – по сравнению с боевыми вычислениями, которыми она занималась, такая антропоморфизация была детской игрой. Нейронной сети, способной имитировать действия боевых пилотов, ничего не стоило заодно смоделировать и ток-шоу.

Проблема «человеческого опыта» была и в этом случае решена просто и элегантно: в систему загрузили архив всех американских телевизионных ток-шоу – то есть всех вообще.
Теперь «F.D.O.M.» выдавала видеоотчет. Выглядел он так: у большого монитора в условном подобии студии сидели несколько виртуальных фигурок простецкого вида (каждый раз система моделировала их заново, чтобы не создавать впечатления, будто у нее внутри обитают некие искусственные существа).

в смысле public relations смоделированный подобным образом диалог чрезвычайно выгодно отличался от переговоров живых операторов.

Военные обычно говорили коротко и по делу:
– Долбани-ка еще раз вон по тому ублюдку в канаве.

А виртуальные фигурки в той же ситуации изъяснялись так:
– Ужасно, что приходится открывать огонь по живому человеку. Но когда я думаю о наших ребятах, в которых может попасть пущенная им пуля, когда я думаю, что он может прятать в кармане гранату или пистолет, я понимаю – этот трудный, практически невозможный выбор все-таки придется сделать...

Хитрость Пентагона заключалась в том, что сгенерированные подобным образом виртуальные отчеты не навязывались общественности – они хранились в военном архиве и имели статус секретной информации. Но если какой-нибудь свисткодув из числа военных решался слить информацию на «Wikileaks» или в другие СМИ, те получали вместо жареного компромата патетическое ток-шоу, где все принимаемые решения были настолько безупречны с нравственной точки зрения, что никакой возможности обвинить в смерти гражданских лиц кого-то, кроме мертвых гражданских лиц, просто не оставалось.

Была еще одна немаловажная деталь. Тридцатимиллиметровая пушка дрона стреляла со скоростью шестьсот выстрелов в минуту. Поскольку в боевых условиях система «F.D.O.M.» проводила анализ оперативной обстановки с очень высокой тактовой частотой, ток-шоу в полном объеме пересчитывалось после каждого выстрела (всякий раз с новыми виртуальными персонажами). Эти вычисления занимали у нейронной сети ничтожнейшую долю секунды, но в человеческом масштабе времени такая программа шла около часа. Результат был шокирующим.

Если, допустим, пушка давала очередь в триста снарядов по какому-нибудь бензовозу или минивэну, то желающему понять случившееся во всей полноте приходилось смотреть триста часов довольно нудного материала, где приблизительные персонажи, смутно похожие на кассиров Волмарта, парковщиков машин, страховых агентов и прочих парней с соседней улицы, раз за разом принимали решение открыть огонь – и всякий раз после такой мучительной эмоциональной борьбы, что любой непредубежденный зритель ясно видел: иначе было нельзя. А если пушка стреляла минуту, то свисткодувам приходилось вывешивать на ютуб шестьсот часов катарсиса, гуманизма и человечности самой высокой пробы.

... утечки информации с каждым годом становились все трогательнее, и самые проницательные наблюдатели уже спорили, как именно финансируется «Wikileaks» – по линии ЦРУ или через бюджет Пентагона.
...Безоружный и одинокий, Скотенков слез со своего осла, взял в руки распылитель с белой краской и принялся чертить на каменистой темно-коричневой почве какие-то слова и знаки.
Он еще не успел закончить, как окрестности потряс оглушительный взрыв – в километре от собравшихся врезался в землю «Freedom Liberator».

идея была простой и неожиданной – атаковать не модуль «WAR» – прикрытую многими слоями программной защиты боевую часть системы (где воплощенные в нейронных связях души военных неслышно шептали друг другу: «долбани-ка еще раз вон по тому ублюдку в канаве»), а вспомогательный модуль «PR» – отвечавшую за мультипликационный отчет медийную шарманку (где виртуальные фигурки повторяли городу и миру: «ужасно, что приходится открывать огонь по живому человеку, но когда я думаю о наших ребятах...»).

Модуль «PR» никак не мог повлиять на поведение модуля «WAR» – за исключением одного-единственного способа. Он мог подвесить его, отобрав на себя все ресурсы системы.

...виртуальной команде простых американцев, комментирующих происходящее на оперативном мониторе, подбрасывались для обсуждения темы, совершенно не связанные с выполняемой боевой задачей, но способные, как впоследствии сформулировал один из экспертов Пентагона, «вызвать у среднестатистического телезрителя возмущение, отвращение и гневное желание дать достойную отповедь».

Если подходящий ответ не удавалось обнаружить в связях системы (а именно такие темы и старались подбирать авторы кодексов), то поиск повторялся с чуть измененными параметрами снова и снова. Это настолько резко повышало нагрузку на систему, что «Freedom Liberator» терял управление и падал.

Атака на дрон могла иметь несколько форм.
Сперва она заключалась в том, что Скотенков крупными буквами писал на земле две-три строки машинного кода, перемежающихся различными запросами в Google. Это были самые лаконичные строфы зенитных кодексов, поскольку информация вводилась в систему «Free D.O.M.» напрямую, как бы внутривенно.

Затем, когда систему защитили от прямого воздействия программного языка, а запросы в Google по резервному каналу были запрещены, код исчез. Его заменили длинные сентенции на английском, часто не вполне грамотные, но, как ни странно, ничуть не менее эффективные в боевом смысле. И вот эти квазипоэтические отрывки, по всей видимости, были сочинены Аль-Эфесби прямо в полевых условиях и уже без участия третьих лиц.

Именно эта часть кодексов и считается самой опасной, потому что окончательной защиты от нее не придумано до сих пор:
то, что переживается кяфирами как их неограниченная свобода, есть на самом деле неограниченная долларовая эмиссия, возможная до тех пор, пока миллиард китайцев совершает в своем сердце грех Онана, глядя на иероглифы «Мэй Го» – «Красивая Страна», как они называвют Америкию, – а подконтрольные мировому правительству хедж-фонды атакуют другие резервные валюты. Но желтые рабы не глупее черных, и когда они поймут наконец, почему на долларе нарисована пирамида, Юг вновь перестанет быть плантацией Севера. Трепещите в тот день, мунафики и кяфиры...

о ты, нечестивый сын Рональда МакДональда и оскверненного им гамбургера, не тебя ли, подобно французскому гусю, с детства насильно кормили через электронную воронку, чтобы превратить твой мозг в самодовольную жирную опухоль? Не твои ли самые сокровенные мысли и желания спроецированы в твою душу с горящих адской плазмой панелей, не твои ли решения и выборы просчитаны за тебя сонмами ежесекундно просвечивающих твой вялый мозг жрецов наживы? Все, что ты знаешь о мире, – это отражение заставки «Faux News» в твоем прыгающем зрачке. И ты серьезно считаешь, будто можешь что-то сказать о свободе гордым сынам пустыни, ежедневно идущим за нее на смерть?



Военные пошли по самому простому, логичному и наименее затратному пути. К группе простых виртуальных ребят, принимающих решение о нанесении авиационного удара, был добавлен так называемый «хост» – специальная программа, которая не позволяла дискурсу сползти на не относящиеся к делу обстоятельства.

Теперь при просмотре контрольной записи, генерируемой модулем «PR», зрители видели практически полное подобие телепередачи – среди все время сменяющихся простых американцев, размышляющих о предстоящем через 0.002 секунды непростом решении, появился один постоянный персонаж.

Большую часть обсуждения он молчал. Но когда на экране возникали надписи из кодексов Аль-Эфесби (в выпусках «Wikileaks» они были закрашены черным), и виртуалы начинали, перебивая друг друга, выражать свое возмущение увиденным, хост как бы просыпался и говорил: «Ребята, ребята, дальше мы это не обсуждаем. Эту надпись сделали враги Америки, чтобы мы отвлеклись от выполнения нашей миссии. Об этом мы поговорим как-нибудь потом...»

Метод сработал, и дроны на какое-то время перестали падать. Но в истории военного дела всегда бывает так, что новый щит рождает новый меч. Инсургенты посмотрели последние выпуски «Wikileaks», и в кодексах Аль-Эфесби появились призывы не верить ведущему, потому что он пытается скрыть от народа Америки истину. После этого дроны стали падать снова.

Тогда военные решили поднять авторитет хоста, придав ему статус, который вызовет у виртуалов больше доверия, чем неизвестно кем сделанная надпись в пустыне.

Сперва таким хостом стала телеведущая Опра Уинфри. Дроны перестали падать, и надолго. Но инсургенты опять нашли в системе уязвимое место.

К зенитным сурам добавились надписи со смутным сентиментально-трогательным смыслом. Их появление в оптике дрона приводило к неожиданному эффекту, который военные назвали «Oprah’s big give» – «Freedom Liberator» щедро сбрасывал весь гуманитарный груз (одеяла, продукты, ознакомительные брошюры об американском образе жизни, дешевые dvd-проигрыватели, фильмы, музыку и метадон, включенный в гуманитарный комплект по рекомендации экспертов Стэнфордского университета).

Сначала с этим мирились, но «big give» стал повторяться все чаще, и это влетало в копеечку. А затем надписи из кодексов сделались настолько сентиментальными, что дрон стал сбрасывать вообще все, включая ракеты, лазерные бомбы и подвесные баки. Последнее часто оказывалось фатальным, поскольку не хватало топлива, чтобы вернуться на базу. Кроме того, опять появились коллатеральные жертвы.

Тогда к хосту «Опра» были добавлены хосты «Арнольд» и «Эминем» – предполагалось, что эти трое при любом раскладе сумеют удержать ситуацию под контролем (культурные иконы прошлого были выбраны, чтобы не возникло юридических проблем с современниками). Но когда инсургенты просмотрели свежие выпуски «Wikileaks», они нашли брешь и в этой сложной защите, причем их методы трудно назвать иначе, как подлыми.

Всем, наверное, памятен инцидент, когда «Freedom Liberator» с полными топлива баками сразу после взлета врезался в крышу китайского посольства в Кабуле. ..
Словом, средства нападения и защиты развивались, отталкиваясь друг от друга – как это всегда было в военной истории. В какой-то момент американцы даже ввели в систему Бога – треугольный говорящий глаз, который открывался над монитором и изрекал самое авторитетное для виртуалов указание. Но Аль-Эфесби и на это нашел ответ, который мы не станем здесь приводить как по причине его непристойности, так и неполиткорректности.
---------

Наверное, читателю уже пришло в голову, что американским военным было бы логичнее ударить по самому Аль-Эфесби, чем без конца защищать свои нейронные сети от ядовитых стрел его кодексов.
...
Анализ биографии Скотенкова и его ранних творческих проявлений (американцы, разумеется, уже знали про водку «Дар Орла», неразумных хазар и Четыре Синих Квадрата) привел психоаналитиков к неожиданному выводу, что причина, по которой он скрывается в Афганистане, – не столько его ненависть к Америке, сколько отвращение к современной России.

Военные спросили, почему в таком случае он возглавил антиамериканских бандитов, а не, к примеру, чеченских партизан? Руководитель аналитической группы сумел сформулировать ответ в понятной военным форме: «с психологической точки зрения избрать объектом ненависти Россию – это тривиально. А вот обзавестись врагом, который велик, свободен и прекрасен, означает на время обрести значимость самому».

После того, как военные более-менее поняли, с кем они имеют дело, Пентагон привлек к работе группу лучших экспертов по России (тех самых людей, которые придумали легендарный синий колокольчик с надписью «пездабряка»), чтобы найти в психике Аль-Эфесби уязвимые места и нанести по ним удар.

Эксперты решили – самой эффективной стратегией будет постоянно напоминать Аль-Эфесби о том, что он хочет вытеснить из своего сознания, а именно: он не благородный воин пустыни, а командировочный из клептократии, где у человека, если он не вор или чиновник, меньше реальных прав, чем у белочки или кабана в европейском лесу.

Сверившись с биографией Скотенкова, эксперты предположили, что особенно острое душевное смятение у него вызовут образы России его юности – времени, когда единственная «Большая игра», интересовавшая российскую элиту, заключалась в том, чтобы тихо-тихо отползти от точки хапка на расстояние срока давности.

В результате были разработаны своего рода «антикодексы Аль-Эфесби» – боевой ударно-психологический комплект, основанный на русском фольклоре и тщательно продуманных визуальных образах, которые, как полагали разработчики, должны были задействовать главные тормозные доминанты российского сознания на метакультурном, социально-бытовом и мистическом уровне.

Основным носителем информации были листовки на русском языке с рисунками.Весь комплект был рассчитан на нанесение глубокой душевной травмы одному-единственному человеку – случай, беспрецедентный в истории психологических войн.

В идеале Аль-Эфесби должен был сойти с ума. По более скромному прогнозу ожидалось, что он впадет в тяжелую депрессию, а его способность сочинять разрушительные зенитные суры серьезно пострадает.
---
Примерно через месяц после начала операции московские службы, следящие за циркуляцией тяжелых наркотиков, стали замечать, что с поставками афганского героина происходят какие-то подозрительные странности.

Порошка не стало меньше. Его качество не ухудшилось – это был все тот же чистейший героин, полученный самым современным индустриальным методом. Однако...
Здесь лучше привести цитату из служебного циркуляра Госнаркоконтроля, подводящего итоги года – у документа гриф «секретно», но в Интернете его довольно просто найти:

«За отчетный период произошли заметные изменения в упаковочном стандарте поступающего в Москву афганского героина, из чего можно предположить, что производителям удалось решить проблему упаковки на промышленном уровне. Порошок стал приходить уже расфасованным для розничной продажи
Новая упаковка представляет собой похожий на бумагу высокотехнологичный пластик, свето- и влагонепроницаемый, прочный, тонкий и легкий, идеально подходящий для хранения наркотика как в условиях пустыни, так и во влажном климате. Нет никаких сомнений, что упаковка разработана специально для России и произведена промышленным способом в одном из высокоразвитых государств НАТО. Готовых расфасовок выявлено шесть видов – 5, 10, 15, 25, 50 и 100 гр.

Листы пластика, в которые пакуются дозы, различаются размером, а также сопроводительным текстом и рисунком. Изображения и текст на русском языке нанесены на пластик полиграфическим способом и покрыты нанопленкой, защищающей краску от ультрафиолетового излучения.

Ниже описаны различные виды упаковки, захваченные при оперативных мероприятиях (в скобках указаны названия, которые вошли в устойчивый обиход у наркоманов и дилеров). В отдельных случаях приводится короткий комментарий экспертов относительно возможного смысла надписи.
1) Доза 5 гр. («бригадир», «гранит», «Карлсон», встречается очень часто).
Небольшой лист пластика с цветной фотографией президента и премьер-министра РФ, идущих вместе по набережной. Снизу подпись:
Шло начальство по деревне,
Бригадир и счетовод.
Поднимайся на работу,
В жопу ебаный народ!

На обороте листа мелко набранный текст – цитата из книги Т. Равенгрофа «Кремлевская власть и ее новый лексикон» в переводе на русский. Текст трудночитаем из-за большого количества орфографических ошибок.

2) Доза 10 гр. («Рома», «Рамзан», «месяц», встречается очень часто).
Лист пластика с изображением березового леса с задумчиво припавшим к березке Абрамовичем. У соседней березки стоит Кадыров, тоже задумчивый и тихий. Фигурки повторяются через каждые несколько деревьев, создавая ощущение целой толпы Абрамовичей и Кадыровых, слушающих соловьиное пение в весеннем лесу.

Автор утверждает, что российская «распределенная власть» – это неустойчивое энергетическое наполнение социального пространства, суть которого сводится к тому, что множество разнообразных волков неспешно охотятся на овец, которым законодательно запрещена самозащита.
Верховная власть – просто самая сильная волчья стая, способная создать овцам больше всего проблем. Но это вовсе не значит, что она будет мешать охотиться другим волкам, поскольку другие волки чаще всего аффилированы с ней тем или иным способом. Все, что увидит овца в своей короткой жизни – это волчий пиар и клыки.

3) Доза 15 гр. («Кепка», «Золотой дозняк», встречается часто).
Лист пластика с репродукцией неизвестной иконы, усл. назв. «Ю. М. Лужков в раю».
На клеймах изображены сцены вечной жизни Ю. М. Лужкова в раю в обществе Т. Исмаилова, И. Кобзона и других известных деятелей культуры и бизнеса. Снизу подпись:

Как у леса на опушке
Воробей ебет кукушке.
Нет возмездия греху
ни внезу, ни навирху.

4) Доза 25 гр. («пила», «спутник», «четвертуха», встречается редко).
Крупный лист пластика с репродукцией картины неизвестного художника.
Картина, нарисованная в стилистике С.Дали, изображает группу священнослужителей в клобуках и рясах, которые распиливают двуручной пилой спутник советской эпохи, переплавляя его на подсвечники и кадила в условиях оборудованной в пустыне примитивной мастерской.
При сильном увеличении на линии горизонта можно различить еврейскую конницу, атакующую евро (конные хасиды в черных шляпах побивают менорами большой знак европейской валютной единицы).

5) Доза 50 гр. («орел», встречается редко).
Большой лист пластика с рисунком, изображающим парящего в космосе орла с распростертыми крыльями, который засасывает в себя крохотные фигурки людей и животных. По мнению экспертов, это иллюстрация к сочинениям американского антрополога К. Кастанеды, утверждавшего, что так в мезоамериканской мифологии выглядит верховное космическое божество, питающееся сознанием живых существ.
Мимо орла летит группа людей, спрятавшихся за большой бутылкой водки, на этикетке которой можно прочесть слова «Дар» и «Орел». Под рисунком подпись:
Говорила бабка деду,
К дон Хуану я уеду.
Ах ты мать сыра-пизда,
Туда не ходят поезда!

6) Доза 100 гр. («стрела», встречается крайне редко).
Большой лист красного пластика с гербом города Вятки – выходящая из лазоревого облака рука в червленой одежде, держащая натянутый лук с червленой стрелой.
В левом верхнем углу листа можно различить маленькую эмблему «forex», в правом – значок единой европейской валюты.

Под облаком напечатано русско-английское трехстишие:

I shot an arrow into the air.
It fell to earth. I knew not where
Стрелу я проебал.

Сперва власти не придали значения полученной информации – решили, что это какая-то идиотская самодеятельность, за которой вряд ли стоит чужое правительство или спецслужбы. Такой вывод был сделан из-за малограмотности сопровождавшего рисунки текста.

Эксперты напомнили, что этот прием широко применяют Госдепартамент, Голливуд и даже индустрия компьютерных игр, в которых единственное грамотно написанное русское слово – это «хуй» во весь экран, а если по сюжету должен появиться, например, корабль из России, то он будет называться «Зол Тереньтяк».

Кроме того, упаковочный материал был крайне высокотехнологичным.Выходило, что это все-таки спецслужбы.

Такое развитие событий чрезвычайно встревожило власти. Перед ними опять замаячил старый кошмар – они решили, что Америка наплевала на все негласные договоренности и начала подготовку к цветной революции. В этом случае все сразу становилось на места – было ясно, что умелая психологическая обработка такой многочисленной и психически неустойчивой социальной страты, как героиновые наркоманы, внесет серьезный вклад в планируемые уличные беспорядки.

Однако сильнее всего власть была напугана полной незаметностью других симптомов надвигающейся бури. Выходило, подготовка идет полным ходом, а в Кремле о ней даже не подозревают. Это и было самым страшным. Как говорил Дональд Рамсфельд, катастрофа наступает не тогда, когда мы знаем, что чего-то не знаем, а тогда, когда мы этого не знаем.

Власть почувствовала себя плывущей в неясное завтра сквозь сгущающийся туман, и у нее сдали нервы. Словно перед Курской битвой, в Кремле решили нанести упреждающий артудар и разом выложили все козыри на стол.

В Баренцевом море всплыла подлодка «Св. Варсонофий» и запустила две баллистических ракеты по полигону Кура. Одновременно военные брокеры ГРУ из спецподразделения «Пикирующие Медведи» провели на нью-йоркской бирже диверсионный сброс акций, рассчитанный таким образом, чтобы запустить автоматический селл-офф по ключевым точкам индексов «NASDAQ» и «S&P», после чего началась двухдневная паника и доу-джонс рухнул на полторы тысячи пунктов.

А затем с носителя «RuTube» было применено новейшее информационное оружие – кассетный компромат-боеприпас оперативно-тактического калибра. Боеприпас имел множество отдельных инфоголовок, каждая из которых индивидуально наводилась на одного из потенциальных лидеров будущей цветной революции.

Неделю или две пользователи Интернета могли наблюдать (избежать этого было почти невозможно), как малоизвестные широкой общественности люди оправляются в лесу, чешут яйца, мастурбируют в туалете и зевают (скорей всего, к открытому рту планировалось подмонтировать член, но в спешке об этом забыли).

Копромата (как его называли из-за физиологически-бытового характера) было много, и он быстро надоедал, поэтому каждые сорок две секунды черно-белый видеоряд перебивался цветными вставками с изображением условного зрителя, зырящего эту лабуду хмуроватыми зенками, изредка растягивая рот в ухмылку – так что ошибиться насчет требуемой реакции не было никакой возможности.

...

Дальнейшие события развивались стремительно. Американцы стали выяснять, с чем связана внезапная нервозность русских. После конфидециальных переговоров Москва получила заверения, что никаких дестабилизационных планов у американцев нет. А когда выяснилась суть проблемы, волновавшей американцев, российские дипломаты долго не могли поверить, что дело всего-навсего в одном позабытом сотруднике внешней разведки.

ФСБ получило команду немедленно отозвать Скотенкова на Родину...

«Я застал Аль-Эфесби в одиночестве. На нем были камуфляжные штаны и такая же майка. Мастерская была почти пуста.
У стены стояли подключенные к спутниковой антенне ноутбуки, обтянутые прозрачной пленкой. С экранов, покрытых засохшими плевками, лживо улыбались лица неверных (обычно во время работы Аль-Эфесби смотрел «CNBC» и «Bloomberg», иногда переключаясь на «MTV»). Поглядывая на них, словно для вдохновения, Аль-Эфесби трудился над новой сурой возмездия – и я впервые увидел, как это происходит.

Поклонившись, я спросил, что означают слова на холсте.
Он сказал, что верхняя надпись уже готова и значит следующее: цензура для кяфирских СМИ есть не клетка, куда их невозможно посадить, как бахвалятся язычники, а скелет, который из них невозможно вынуть. Это не контролирующий их внешний фактор, а главный производимый ими продукт, именно то, для чего они существуют. Только цензуре подвергается не проходящая сквозь СМИ бессмысленная болтовня ни о чем, а сама реальность, исчезающая за смрадной информационной волной, которую они гонят на человеческие мозги по заказам хедж-фондов, этих гнойных упырей финансового сумрака, выскакивающих из смрадной тьмы, чтобы вырвать у простого человека заработанное непосильным трудом на старость.

Подивившись этим мудрым словам, я спросил, о чем нижняя надпись, которая пока состояла из разбросанных по листу слов, кое-где закрашенных белым (я заметил, что несколько раз повторялось словосочетание «uglosuckson schmo»).

Аль-Эфесби нахмурился и стал объяснять, что высшее искусство лжи не в том, чтобы врать все время, а в том, чтобы бросать в реку правды крохотные крупицы неправды, которые будут проглочены как истина – и в этом подлом искусстве у кяфирских СМИ нет равных. Они не заботятся о том, из чего будет состоять информационный поток, и не пытаются его контролировать – они всего лишь добавляют к нему в нужный момент каплю яда...

Аль-Эфесби сказал, что ему осталось соединить эти разрозненные отрывки в одну суру, а затем перевести их в простую и понятную кяфирам речь, и тогда будет готова вершина нового треугольника смерти.

Темы для двух других вершин возмездия были намечены мелкими знаками в углу холста: зловонные подстилки барыг с Уолл-Стрита (так Аль-Эфесби называл международные рейтинговые агентства) и современная кяфирская музыка – эта принудительная инфразвуковая лоботомия, адская кара, настигающая человека в любом укромном месте, где он пытается укрыться от когтистой длани мирового правительства, управляющего своими улыбчивыми зомби с помощью этих звуков погибели.

На другом холсте я увидел сделанный яркими красками набросок – большой красный серп и молот с подписью:
Peoples of Europe, rise up!
GOLDMAN SACHS

Я вспомнил, что уже видел такое имя в одной из сур возмездия, только в тот раз Аль-Эфесби начертал его иначе – «GOLDMAN SUCKS».

Tags: Литература
Subscribe

promo vbulahtin october 31, 2013 17:34 42
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments