Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Category:

Еще один рассказ из Всемирного следопыта_слабонервным не смотреть

Как это было. Штурм Централки.
Специальный корреспондент солидной консервативной газеты «Temps» телеграфировал в эту газету из Петербурга 21 (8) сентября:
«Позапрошлой ночью группа в 70 человек напала на Рижскую центральную тюрьму, перерезала телеграфные линии и посредством веревочных лестниц влезла в тюремный двор, где после жаркой стычки было убито двое тюремных сторожей и трое тяжело ранено, Манифестанты освободили тогда двоих политических, которые находились под военным судом и ждали смертного приговора. Во время преследования манифестантов, которые успели скрыться, за исключением двух, подвергшихся аресту, был убит один агент и ранено несколько полицейских».

Ленин («Пролетарий» № 18, 26 (13) сентября 1905 г.)
Итак, дела подвигаются все же вперед! Вооружение, несмотря на неимоверные, не поддающиеся никакому описанию трудности, все же прогрессирует. Индивидуальный террор, это порождение интеллигентской слабости, отходит в область прошлого. Вместо того чтобы тратить десятки тысяч рублей и массу революционных сил для убийства какого-нибудь Сергея (который революционизировал Москву едва ли не лучше многих революционеров), для убийства «от имени народа», — вместо этого начинаются военные действия вместе с народом. Вот когда пионеры вооруженной борьбы не на словах только, а на деле сливаются с массой, становятся во главе дружин и отрядов пролетариата, воспитывают огнем и мечом гражданской войны десятки народных вождей, которые завтра, в день рабочего восстания, сумеют помочь своим опытом и своей геройской отвагой тысячам и десяткам тысяч рабочих.
Привет героям революционного рижского отряда! Пусть послужит успех их ободрением и образчиком для социал-демократических рабочих во всей России. Да здравствуют застрельщики народной революционной армии!
Посмотрите, каким успехом, даже с чисто военной точки зрения, увенчалось предприятие рижан. Убито трое и ранено вероятно 5—10 человек у неприятеля. Наши потери: всего двое — вероятно раненых и потому взятых в плен врагом. Наши трофеи — двое революционных вождей, отбитых из плена. Да ведь это блестящая победа! Это — настоящая победа после сражения против вооруженного с ног до головы врага. Это уже не заговор против какой-нибудь ненавистной персоны, не акт мести, не выходка отчаяния, не простое «устрашение», — нет, это обдуманное и подготовленное, рассчитанное с точки зрения соотношения сил начало действий отрядов революционной армии.

----------------
Июль и август 1905 г. были месяцами беспрерывной стачечной борьбы в Риге. Упорная борьба, особенно на Русско-Балтийском заводе, изнуряла рабочих. Частичные неудачи ободрили фабрикантов и заводчиков, которым усердно помогала полиция. Последняя массами арестовывала рабочие делегации и представителей революционных партий. Из большевиков в числе других были арестованы члены комитета: тт. Марк (Семенчиков), Валерьян (Бранденбургский) и Евгений (Гуревич). Тюрьмы и участки переполнились до отказа. В сентябре должна была начать свою «работу» сессия военного суда, которой предстояло вынести смертные приговоры многим политическим заключенным. Революционные партии посвятили этому событию специальные листовки. Возмущение рабочих ширилось, искало выхода. На заводах и фабриках слышались гневные речи:
— Нельзя молчать! Нужно ответить на террор правительства.
— Чем?
— Казнить кого-нибудь из высших чинов полиции!
— Убьют одного, поставят другого…
Все мысли были направлены в сторону товарищей, томящихся в тюрьме.
— Как им помочь?
— Напасть на конвой и отбить арестованных во время следования в суд?
— Не плохо. Но на этот раз нужно нечто более действенное.
Новое предложение примирило всех: организовать нападение на тюрьму. Удар правительству должен быть нанесен прямо в лоб.
Совместными усилиями боевиков латышской социал-демократической рабочей партии и РСДРП было подготовлено нападение на центральную тюрьму, где в одиночном корпусе томились политические заключенные.
Задача не из легких! Комитеты партий колебались санкционировать это смелое предприятие. Но боевики настаивали на своем.
Мысль о немедленном освобождении заключенных из «централки» действительно могла показаться невыполнимой.
Рижскую центральную тюрьму выстроили недавно, с учетом всех «достижений» тюремной техники. Она была гордостью полицейского строя. В отличие от старой рижской губернской тюрьмы, где в прошлом было не мало побегов, «централку» снабдили целой системой изолированных дворов и зданий, выстроили высокие, трудно преодолимые заборы и ограды, заботливо охраняемые солидным штатом надзирателей и специальным отрядом казаков.
Первая попытка похищения политзаключенных закончилась неудачей.
В назначенный час два десятка дружинников собрались у стен тюрьмы. Перерезали телефонные провода. Группами перелезли через забор и приблизились к ограде корпуса одиночной тюрьмы. Внезапный оклик часового заставил всех застыть на месте.
— Кто идет?
Ответа конечно не последовало. Часовой выстрелил. Сбежалась охрана. Дружинникам пришлось отступить.
Еще с большей настойчивостью началась подготовка ко второму нападению. Но и оно кончилось неудачей.
«Централка» находилась у самой линии железной дороги. Дружинники уже готовились перелезть через забор, когда их заметила бригада маневрировавшего поезда. Паровоз поспешно ушел по направлению к станции. Нависла угроза, что вслед за этим прибудет полиция и войска. Двигаться дальше — значит лезть в западню.
Снова приказ: «Разойтись!»
Но первые неудачи лишь усиливают упорство, и при третьей попытке учитываются все предыдущие промахи. Дружинники получают ключи от одиночного корпуса — их приносят рабочие, ремонтирующие тюрьму.
В 11 часов вечера, 6 сентября 1905 г., 50 хорошо вооруженных дружинников собрались на кладбище возле «централки». Выяснилось, что охрана тюрьмы в этот день состоит из 60 надзирателей и небольшого отряда казаков.
— Ну что ж? Отступления на этот раз не должно быть.
— Нужно действовать решительно, стараясь разбить охрану на отдельные части и не давать ей возможности соединиться.
Через несколько минут дружинники оказались по ту сторону ограды. Перерезан телефон. Разделились на две группы. Одна направилась к корпусу одиночной тюрьмы, другая во главе с тов. Сныпэ осталась у забора, с тем, чтобы отразить нападение охраны на случай вынужденного отступления первой группы.
Первая группа, пройдя к воротам следующей ограды, открыла их ключом и подкралась к часовым здания одиночки.
— Кто идет?
Часовой открыл огонь.
В ответ посыпался огонь дружинников. Часовой упал. Два других, побросав винтовки, бежали
— Товарищи! — послышался торопливый окрик. — Раненые есть?
— Нет.
Теперь все зависело от быстроты. Расставили своих часовых, ключом открыли вход в одиночки.
— Вперед, товарищи, на третий этаж.
Но первые выстрелы уже подняли на дворе суматоху. Донеслась стрельба. Это группа тов. Сныпэ вступила в схватку с надзирателями.

Некоторые дружинники заколебались.
— Стоит ли итти наверх?
— Отступить? Ни за что!
— Вперед, товарищи!
Быстрым шагом по лестницам. На третьем этаже неожиданное препятствие: ключи не подходят.
Топором и ломом дружинники форсируют железные двери.
— Нажимай!
Вот двери подались — и нестройная толпа ввалилась в коридор.
Снова не подходят ключи.
Ярость способна прошибить двери. Выход один:
— Ломать замки!
В камерах движенье, шум, стук.
— Товарищи, именем революции мы пришли вас освободить!
В ответ загремели восторженные приветствия. Кто-то затянул песню. Ее подхватили в других камерах. Вместе с песнями бурно взорвались лозунги.
— Да здравствует революция!
Гулкий лязг и звон разбиваемых замков заполнил коридор. Никто в точности не знал, кто в какой камере сидит. Пока велись расспросы, разлетелся вдребезги замок первой камеры.
— Выходи!
Человек в камере, весь бледный, упирался.
— Выходи!
— Я не пойду.
На миг недоумение… Но некогда раздумывать. Дружинники набросились на следующие замки. Никто не предполагал, что отказавшийся выйти — Николай Орлов — окажется в будущем предателем.
Удары топоров и лома ухали без перерыва. Дружинники, тяжело дыша, били по замкам изо всех сил. Со двора, все учащаясь, доносились выстрелы.
— Спешите, товарищи, ломайте скорее!
Расшибли замок второй камеры. Пулей вылетает из нее заключенный. Он попадает в объятия дружинников.
— Свободен столяр Иван Лацис!
Удар за ударом эхом отдавались по тюрьме. Распахнулись двери третьей камеры.
— Ура! Ура!
— Свободен литейщик Юстус Шлессер!
Лациса и Шлессера ожидал военный суд. Их обвиняли в приготовлении бомб на заводе «Феникс».
Уже гремели и звенели замки следующих камер, но пальба со двора становилась все более частой. Группе тов. Сныпэ все труднее давался натиск надзирателей. Дружинники упорным огнем держали их в казармах, не подпуская к корпусу одиночки.
Вдруг снизу послышался крик часового:
— Товарищи, немедленно спускайтесь! По коридору пронеслась команда: «Вниз!» На миг топор и лом перестали ухать по замкам, затем удары возобновились. Отдельные дружинники не хотели уходить. Их почти силой пришлось оттаскивать от дверей.
Предстояло итти на соединение с группой тов. Сныпэ, еле уже сдерживавшей осмелевших надзирателей.
— До свиданья, товарищи, мы еще вернемся!
Из камер донесся громкий гул. Затем десятки раз повторяемый клич:
— Долой самодержавие!
— Да здравствует революция!
Отступали организованно. По дороге снимали своих часовых и, поддерживая перестрелку с надзирателями, прикрывали отступление освобожденных товарищей.
Из дружинников никто не пострадал. У неприятеля было убито двое надзирателей и трое было ранено.

*

Сообщение о нападении на «централку» комментировалось на другой день в каждом цехе, каждой мастерской Впечатление было ошеломляющее.
Полиция неистовствовала. Она объявила премию в 1 000 рублей за поимку освобожденных. Но из революционных рядов вырвали только тов. Сныпэ.
Следующей ночью тов. Сныпэ возвращался домой. На углу одной из улиц его окликнул городовой. Сныпэ выхватил револьвер и единственным оставшимся у него патроном уложил городового на месте. Намереваясь спастись, он прыгнул в пролетку, но извозчик выдал его полиции.
Сныпэ присудили к 15 годам каторги.
Среди рабочих масс нападение на тюрьму вызвало приподнятое, боевое настроение. Каждый чувствовал себя участником великого общего дела. Единый клич объединил всех:
— Нужно вооружаться!
Такова была прелюдия к развернувшимся в последующие месяцы вооруженным боям, приведшим в октябре и ноябре к изгнанию помещиков и царских властей из деревень Латвии.

Tags: Литература
Subscribe

promo vbulahtin october 31, 2013 17:34 42
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments