Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Category:

Революция "достоинства" и Иван Бубенчик_20 февраля_момент невозврата

Приближается очередная дата, когда мир сдвинулся окончательно.

Многие по-прежнему гадают в духе михалковского проклятого вопроса "Как все это случилось?"
Когда нарастающую неизбежность слома можно было вывернуть в более тихое русло?

Кто-то называет даты разгона студенческого Майдана. Кто-то референдума в Крыму.

Но есть одна историческая кровавая точка, которая стала основой легитимизации нынешнего режима, его основанием на власть -- убийство людей в центре украинской столицы.

"Мирных" протестующих стали расстреливать, и им не оставалось ничего другого как взять в руки оружие и ответить.

Расследование гибели "Небесной сотни" сразу объявлено делом государственной важности.
Открыты памятники, сняты фильмы, пролиты потоки слёз на минутах памяти, люди замирали в тревожной тишине, чтобы почтить память героев, скрипели зубы в желании отомстить.

Информация о том «кто виноват?» в "Революции достоинства" и «что делать?» могла бы разрушить не только мифологию украинской «революции», но и сознание людей, выбравших сторону конфликта на Украине.

Если не принимать во внимание шаткие правовые основания легализации киевской власти, одно из её немногих неюридических «прав на власть» выводится из преступлений режима Януковича, главное из которых расстрел активистов Майдана.
Это боль, стыд и ахиллесова пята нынешней киевской власти, которую больше года скрывают информационным мусором.

В прошлом году даже европейские консультанты выпустили доклад, и вывод с политкорректного можно перевести так:
Вы -- кретины, вы сидите на своих стульях только потому, что "режим Януковича" убил "Небесную сотню".
А у вас то документы и гильзотека, имеющая отношение к трагическим событиям февраля, исчезают, то свидетели убегают и/или меняют показания, то деревья спиливают.
тыц

У нынешней киевской власти есть одно из немногих оправданий, чтобы:
-- занимать правительственные кабинет, устраивать выборы
-- организовывать военные операции против собственных граждан
-- брать кредиты у других стран, увеличивая кабальную зависимость
-- увеличивать тарифы, не платить зарплаты...

Главное из этих немногих оснований:
-- Правительство Януковича давало команду стрелять по людям
-- Должностные лица прежней власти виновны в убийствах, именно поэтому оппозиционеры в феврале имели моральное право начать ответную охоту на действующего Президента, выдавить его из страны, сменить власть и начать принимать нормативные акты (разваливающие страну)

Если двух этих оснований нет, Порошенко, Яценюк, Турчинов, Аваков... -- никто и зовут их никак.
Сейчас на любую попытку приказывать что-либо гражданам Украины, любой гражданин имеет моральное право использовать в ответ хорошо знакомые русские лексические обороты, дающие и персональную оценку киевской власти и направления, куда ей следует отправиться.

=====================
Интересно, что спустя два года протестующие боевики дают интервью о том, что убийство сотрудников правоохранительных органов было закономерно и справедливо.
Украинцы и это "кушают"? Интервью Ивана Бубенчика не фейк?

Первыми убитыми 20 февраля 2014 года, в день расстрела протестующих на Институтской, были не активисты Майдана, а бойцы «Беркута».
В них стрелял львовянин Иван Бубенчик.

Приказ стрелять по митингующим был отдан после того, как из автомата в затылок были убиты несколько милиционеров. Почти в упор.
Судя по рассказам Бубенчика как минимум трое.
с этой правды о революции "достоинства" должен начинаться любой рассказ о событиях в феврале 2014 года.
Нынешняя киевская власть сидит в правительственных комитетах только потому, что милиционеров расстреляли в затылок.
Вот она точка невозврата для Украины.

В любой другой стране после этих выстрелов в затылок активистов бы раскатали по асфальту

20 февраля 2014 года на улицах Киева были убиты 48 активистов Майдана и 4 милиционера.
Утром 20 февраля ни одно из этих событий предсказать было невозможно.
После тяжелых боев милиция значительно сократила территорию протеста и теперь занимала позиции на самом Майдане. На площади оставались только несколько сотен измученных активистов. Не было сомнений, что следующий штурм станет концом восстания и в будущих учебниках оно будет названо «массовыми беспорядками».
«Его чёткие тактические действия заставили убегать силовиков и предотвратили гибель Революции Достоинства» — так обтекаемо украинская Википедия описывает роль Ивана Бубенчика в истории. Впервые подробно о своих действиях в тот день он рассказал в фильме Владимира Тихого «Бранці».
25 февраля документальная лента выходит в национальный прокат.

Головокружительные выдержки из интервью_после таких "открытий", многие, сохранившие честь (если такие остались) военные и сотрудники правоохранительных органов Украины должны были бы принимать роковые для себя решения -- потому что многое, что они сделали за два года, это преступление:
— Когда во Львове студенты протестовали против Януковича, я пришел их поддержать. Все говорили, что надо ехать в Киев, и я поехал. По датам сложно сказать, но это был первый день. С первого дня я на Майдане.
Сначала мы стояли у Стеллы [Монумент Независимости Украины], охраняли студентов. Потом уже появилось такое понятие как «сотни», и я вступил в Девятую. Жили на улице Гончара в здании Народного Руха...
Помню, на Грушевского стояли Внутренние войска, они не пускали нас наверх. Мы пришли к ним с письмом о том, что мы граждане Украины и вправе передвигаться свободно по своей земле. Сказали, что если они до завтрашнего дня это наше право не восстановят, мы пойдем на штурм. Так и произошло. На следующий день уже были камни, коктейли Молотова
К 20 февраля спецслужбы Януковича сделали все, чтобы ликвидировать Майдан.
У всех было отчаяние, но не у меня. Я четко верю в силу Бога и в справедливость.
В Консерватории были ребята с охотничьими ружьями.
Стреляли дробью по спецподразделениям примерно в семидесяти метрах от нас.
Но я их отогнал от окон, поскольку в ответ милиция стала бросать коктейли Молотова, чтобы сжечь единственное наше убежище.
Дробь их только раздражала.
В то время я молился, чтобы на Майдане появились сорок автоматов.
Прошло немного времени, и я понял, что многого прошу.
Стал просить двадцать автоматов.
И уже под утро 20 февраля приехал парень, принес автомат Калашникова в сумке из-под теннисной ракетки и семьдесят пять патронов.
Многие хотят услышать, что автомат был отобран у титушек ... Но было не так.
Стрелял я из самого дальнего от Майдана окна за колоннами, на третьем этаже.
Оттуда четко были видны милиционеры со щитами у Стеллы.

Там за мешками с песком стояли человек двести, больше не помещались. Оттуда выдвигались штурмовые группы с помповыми ружьями. Стреляли по баррикадам в упор, нагло.

Я выбирал тех, кто командовал.

Расстояние очень небольшое, поэтому на двух командиров потребовались только два выстрела. Стрелять научился во время службы в Советской армии. Прошел обучение в школе военной разведки.
Говорят, что я убил их в затылок, и это правда. Так вышло, что они стояли ко мне спиной. У меня не было возможности ждать, пока они развернутся. Так Бог повернул, так было сделано.
Остальных мне не нужно было убивать, только ранить в ноги.
Я вышел из Консерватории и стал двигаться вдоль баррикад.
Стрелял, создавая видимость будто у нас двадцать-сорок автоматов.
Просил ребят, чтобы они мне делали небольшую щелку в щитах.
Кому-то, может быть, это неприятно будет услышать… У них слезы текли от радости.
Расстояние очень небольшое, поэтому на двух командиров потребовались только два выстрела.
Дошел к Дому профсоюзов, и там патроны кончились. Но «сарафанное радио» уже сработало, и милиция побежала. Бросали все. Друг через друга ползли, как крысы.

Не все их подразделения успевали убежать от майдановцев.
Ребята переходили через баррикаду и пробовали догонять. Собирали группы по десять-двадцать пленных и вели за Майдан, в сторону Киевской госадминистрации.
Но самые активные наши герои пытались преследовать дальше по Институтской, и приказ стрелять по митингующим пришел очень быстро.

Это был тяжелый момент, поскольку я понимал, что мог остановить расстрел ребят.
Разные люди на Майдане — не буду говорить кто, но люди со статусами — обещали мне, что патроны будут.

Когда у меня закончились патроны — это как у хирурга забрали скальпель. Больной нуждается в срочной помощи, а хирург без скальпеля…

На Майдане мы сделали шаг в правильном направлении и получили урок, который позволит нам двигаться вперед. Но сегодня мое государство остается еще неправовым, и все его силовые органы я тоже считаю неправовыми. Поэтому у меня отсутствует желание общаться с ними.

Мои жертвы — это преступники, враги. Я должен говорить, чтобы другие люди знали, как поступать с врагами.

Subscribe
promo vbulahtin october 31, 2013 17:34 42
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments