Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Categories:

А на кого вы работаете разгильдяи 41-го завода?

Первую историю взял у deruluft тыц

Авиазавод № 41 «разбомбили» свои
В годы воины развитию авиации придавалось особое значение. И.В.Сталин в телеграмме создателям знаменитого ИЛ-2 заявил, что самолеты необходимы, как хлеб. В ряде обкомов были созданы авиационные отделы и даже введена должность секретаря этой отрасли.
На предприятиях в конце месяца и года царила напряженнейшая обстановка. Сдавав­шиеся военпредам самолеты должны были соот­ветствовать определению «готовность к бою».

Однако необходимое оборудование и вооружение зачастую производилось на заводах-смежниках, расположенных подчас довольно далеко от ос­новного производства.
Нередко случалось так, что поставки задерживались.

В Казани был момент, когда на аэродроме запасной авиабри­гады, осуществлявшей перегонку ПЕ-2 на фронт, скопилось более 200 машин.

Не хватало некоторых компонентов моторамы, без которых они не были готовыми к бою. Иногда руково­дство было вынуждено отправлять за деталями на самолетах самих рабочих.

На нерадивых смежников сыпались «громы и молнии» в виде гонцов-толкачей, телеграмм, нередко подписы­ваемых первыми секретарями обкомов и т.п. Неусыпно «отслеживало» этот процесс НКВД, нередко «стимулируя» производственную дисци­плину по своим каналам.

Но метод «воздействия» на смежника, при­мененный директором авиастроительного завода № 464 М.И.Шелухиным, был, пожалуй, уни­кальным и не случайно попал в приказ мини­стра авиационной промышленности. Конечно, директор, приказав 15 декабря 1943 года «бомбить» завод-смежник листовками, в кото­рых содержался вопрос: «А на кого вы рабо­таете разгильдяи 41-го завода?», очень риско­вал. Но цель была достигнута. Выговоров же у любого директора было множество. Когда я рассказал в Москве об этом приказе одному ве­терану-самолетостроителю, он сообщил любо­пытную деталь. Оказывается тогда ходили раз­говоры о том, что когда про это «ЧП» было доложено Сталину, он задал только один вопрос - выполнил ли после этого завод № 464 план выпуска самолетов? Узнав, что даже перевы­полнил, приказал оставить директора в покое. Наверное, в данном случае Верховный Главно­командующий был прав!
Ниже читатель может ознакомиться с этим, когда-то сверхсекретным приказом.
Булат Султанбеков,
профессор
Приказ  №  757с Народного  Комиссара Авиационной Промышленности СССР А.Шахурина
17   декабря   1943   г.   г. Москва
Секретно
15-го декабря 1943 года самолет У-2 завода № 464 производил полеты в районе завода поставщика № 41 и разбрасывал листовки с обращением к коллективу завода № 41 о том, что они срывают работу завода № 464 по выпуску самолетов для фронта и т.д.
Вылет самолетов, подготовка листовок и их разбрасывание над территорией завода № 41 производилось по прямому указанию директора завода № 464 тов. Шелухин.

Расценивая поведение директора завода № 4 64 тов. Шелухин как самую недисциплинированную провокационную выходку, - приказываю: Директору завода № 464 тов. Шелухин М.И. объявить строгий выговор с предупреждением.
НА РТ. Ф. Р.2845. Оп.З. Д.184. Л.472.Копия.

Источник

Сразу вспоминается вторая история.


Из книги «Дальняя бомбардировочная…» Главного маршала авиации А. Е. Голованова, руководителя особой Авиации дальнего действия (АДД), которая подчинялась напрямую Сталину:

Весна 1942 года, Красная армия и Вермахт готовы продолжить смертельную борьбу. Пройдет совсем немного времени и нацисты рванут к Сталинграду и Кавказу, а судьба войны опять повиснет на волоске.

В небе почти полное господство немецкой авиации. Самолеты нужны, как воздух…

«….Не помню точно день, но это, кажется, было, весной, в апреле, мне позвонил Сталин и осведомился, все ли готовые самолеты мы вовремя забираем с заводов. Я ответил, что самолеты забираем по мере готовности.

— А нет ли у вас данных, много ли стоит на аэродромах самолетов, предъявленных заводами, но не принятых военными представителями? — спросил Сталин.

Ответить на это я не мог и попросил разрешения уточнить необходимые сведения для ответа.

— Хорошо. Уточните и позвоните, — сказал Сталин.

Я немедленно связался с И. В. Марковым, главным инженером АДД. Он сообщил мне, что предъявленных заводами и непринятых самолетов на заводских аэродромах нет. Я тотчас же по телефону доложил об этом Сталину.

— Вы можете приехать? — спросил Сталин.

— Могу, товарищ Сталин.

— Пожалуйста, приезжайте.

Войдя в кабинет, я увидел там командующего ВВС генерала П. Ф. Жигарева, что-то горячо доказывавшего Сталину. Вслушавшись в разговор, я понял, что речь идет о большом количестве самолетов, стоящих на заводских аэродромах. Эти самолеты якобы были предъявлены военной приемке, но не приняты, как тогда говорили, «по бою», то есть были небоеспособны, имели различные технические дефекты.

Генерал закончил свою речь словами:

— А Шахурин (нарком авиапромышленности. — А. Г. ) вам врет, товарищ Сталин.

— Ну что же, вызовем Шахурина, — сказал Сталин. Он нажал кнопку — вошел Поскребышев.

— Попросите приехать Шахурина, — распорядился Сталин.

Подойдя ко мне, Сталин спросил, точно ли я знаю, что на заводах нет предъявленных, но непринятых самолетов для АДД. Я доложил, что главный инженер АДД заверил меня: таких самолетов нет.

— Может быть, — добавил я, — у него данные не сегодняшнего дня, но мы тщательно следим за выпуском каждого самолета, у нас, как известно, идут новые формирования. Может быть, один или два самолета где-нибудь и стоят.

— Здесь идет речь не о таком количестве, — сказал Сталин. Через несколько минут явился А. И. Шахурин, поздоровался и остановился, вопросительно глядя на Сталина.

— Вот тут нас уверяют, — сказал Сталин, — что те семьсот самолетов, о которых вы мне говорили, стоят на аэродромах заводов не потому, что нет летчиков, а потому, что они не готовы по бою, поэтому не принимаются военными представителями, и что летчики в ожидании матчасти живут там месяцами.

— Это неправда, товарищ Сталин, — ответил Шахурин.

— Вот видите, как получается: Шахурин говорит, что есть самолеты, но нет летчиков, а Жигарев говорит, что есть летчики, но нет самолетов. Понимаете ли вы оба, что семьсот самолетов — это не семь самолетов? Вы же знаете, что фронт нуждается в них, а тут целая армия. Что же мы будем делать, кому из вас верить? — спросил Сталин.

Воцарилось молчание. Я с любопытством и изумлением следил за происходящим разговором: неужели это правда, что целых семьсот самолетов стоят на аэродромах заводов, пусть даже не готовых по бою или из-за отсутствия летчиков? О таком количестве самолетов, находящихся на аэродромах заводов, мне слышать не приходилось. Я смотрел то на Шахурина, то на Жигарева. Кто же из них прав?»

На фронте русских солдат утюжит немецкая авиация. А семьсот (!) самолетов на фронт не попадают.

Возникает вопрос: кто виноват? И второй вопрос: что с виновником сделает Сталин?

Снова слово маршалу Голованову…

«И тут раздался уверенный голос Жигарева:

— Я ответственно, товарищ Сталин, докладываю, что находящиеся на заводах самолеты по бою не готовы.

— А вы что скажете? — обратился Сталин к Шахурину.

— Ведь это же, товарищ Сталин, легко проверить, — ответил тот. — У вас здесь прямые провода. Дайте задание, чтобы лично вам каждый директор завода доложил о количестве готовых по бою самолетов. Мы эти цифры сложим и получим общее число.

— Пожалуй, правильно. Так и сделаем, — согласился Сталин. В диалог вмешался Жигарев:

— Нужно обязательно, чтобы телеграммы вместе с директорами заводов подписывали и военпреды.

— Это тоже правильно, — сказал Сталин.

Он вызвал Поскребышева и дал ему соответствующие указания… Надо сказать, что организация связи у Сталина была отличная. Прошло совсем немного времени, и на стол были положены телеграммы с заводов за подписью директоров и военпредов. Закончил подсчет и генерал Селезнев, не знавший о разговорах, которые велись до него.

— Сколько самолетов на заводах? — обратился Сталин к Поскребышеву.

— Семьсот один, — ответил он.

— А у вас? — спросил Сталин, обращаясь к Селезневу.

— У меня получилось семьсот два, — ответил Селезнев.

— Почему их не перегоняют? — опять, обращаясь к Селезневу, спросил Сталин.

— Потому что нет экипажей, — ответил Селезнев.

Ответ, а главное, его интонация не вызывали никакого сомнения в том, что отсутствие экипажей на заводах — вопрос давно известный.

Я не писатель, впрочем, мне кажется, что и писатель, даже весьма талантливый, не смог бы передать то впечатление, которое произвел ответ генерала Селезнева, все те эмоции, которые отразились на лицах присутствовавших, Я не могу подобрать сравнения, ибо даже знаменитая сцена гоголевский комедии после реплики: «К нам едет ревизор» — несравнима с тем, что я видел тогда в кабинете Сталина. Несравнима она, прежде всего потому, что здесь была живая, но печальная действительность. Все присутствующие, в том числе и Сталин, замерли и стояли неподвижно, и лишь один Селезнев спокойно смотрел на всех нас, не понимая, в чем дело… Длилось это довольно долго.

Никто, даже Шахурин, оказавшийся правым, не посмел продолжить разговор. Он был, как говорится, готов к бою, но и сам, видимо, был удивлен простотой и правдивостью ответа.

Случай явно был беспрецедентным. Что-то сейчас будет?!»

Еще раз уточню ситуацию. Командующий ВВС генерал П. Ф. Жигарев прямо в кабинете Сталина нагло врал Верховному. 701 один исправный самолет стоят на заводах, потому, что не присылаются экипажи, чтобы забрать эти самолеты.

Весна 1942 года.

Вот вы лично, что бы сделали на месте Сталина? С генералом Жигаревым?

«Я взглянул на Сталина. Он был бледен и смотрел широко открытыми глазами на Жигарева, видимо, с трудом осмысливая происшедшее. Чувствовалось, его ошеломило не то, почему такое огромное число самолетов находится до сих пор еще не на фронте, что ему было известно, неустановлены были лишь причины, а та убежденность и уверенность, с которой генерал говорил неправду.

Наконец, лицо Сталина порозовело, было видно, что он взял себя в руки. Обратившись к А. И. Шахурину и Н. П. Селезневу, он поблагодарил их и распрощался. Я хотел последовать их примеру, но Сталин жестом остановил меня. Он медленно подошел к генералу. Рука его стала подниматься. «Неужели ударит?» — мелькнула у меня мысль.

— Подлец! — с выражением глубочайшего презрения сказал Сталин и опустил руку. — Вон!»

Сделал ли Сталин выводы из этого случая? Разумеется. В марте 1942 (маршал Голованов ошибся – дело было не в марте, а в апреле) Жигарев был снят с должности командующего ВВС.

Какая кара постигла того, кто держал на заводах семь сотен готовых самолетов во время страшнейшей войны? И при этом говорил неправду в лицо самому Сталину? Расстреляли?

Вот информация с сайта концерна Туполева о судьбе генерала Жигарева: «В 1942-1945 гг. командовал ВВС Дальневосточного фронта. Во время войны с Японией -командующий 10 ЮВА. В 1946-1948 гг. — первый заместитель командующего ВВС. С мая 1948 года по сентябрь 1949 года — Командующий Дальней авиации. В 1949-1957 гг. — Главком ВВС, первый заместитель Министра обороны СССР. В 1957-1959 гг. — начальник Главного управления ГВФ. С ноября 1959 года — начальник военной командной академии ПВО. Умер в 1963 году. Похоронен на Новодевичьем кладбище».

Похоронен в звании главного маршала авиации. Спустя 21 год.

Tags: История
Subscribe

promo vbulahtin october 31, 2013 17:34 42
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments