Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Снегирев

Из Фейсбука:
Мой старый, трехгодичной давности пост, слегка отредактированный, про "странного" детского писателя Геннадия Снегирева.

Был такой хороший детский писатель Геннадий Снегирев.
Дружил со многими художниками и писателями из андеграунда 60-х и 70-х годов.
В дневниках художника и поэта Михаила Гробмана , хроники литературно-художественной московской жизни 60-х годов, он неоднократно упоминается.

Например:

" 31. 12. 1963
... Встретились с Генкой Снегиревым и поехали на Центральный рынок покупать гашиш, который и приобрели у неких подозрительных личностей...
Закурили гашиш. Пили шампанское."

"18.1. 1964
Генка Снегирев с Иркой приехали на день рождения. А потом Алеша Письменный привез нембутал.
Мы взяли такси и уехали к Снегирям домой...
Мы с Генкой пили на кухне таблетки и беседовали."

"19. 1. 1964
Весь день у Снегиревых.
Меня здорово качает от вчерашних таблеток.
Да тут еще Яша Аким привез вино..."

Судя по этим записям, Снегирев любил употреблять в начале 60-х годов прошлого века разные расширяющие сознание вещества.
Но я слышал рассказы про Снегирева по поводу случаев разных диковинных с ним происшедших, связанных с употреблением им всяких необычных веществ, имевшие место уже в 80-е годы прошлого века.
Фигурировали в них уже не только гашиш и таблетки разные, но и мухоморы, поганки, белена ...

Так мой покойный друг писатель Миша Новиков рассказал мне как-то такую историю про Геннадия Снегирева.
Где-то в середине 80-х годов в Москву приехал питерский прозаик Валерий Попов.
Новиков считал его своим учителем в литературе.
Они дружили, несмотря на разницу в возрасте примерно лет в двадцать.
Попов предложил Мише сходить в гости к "интересному человеку".
Жил тогда Снегирев в известном писательском доме в Безбожном переулке.
Когда они подошли к подъезду, где жил Снегирев, то увидели, что возле подъезда стоит машина скорой помощи.
Из подъезда санитары выносят носилки.
А на носилках Снегирев.
Он на несколько секунд пришел в себя.
Открыл глаза.
Мутным взором посмотрел на Валерия Попова.
Вроде бы узнал его и произнес - " А, пошел ты, Валерка, на х...!"
И опять закрыл глаза...
Через несколько дней Попов с Новиковым все же посетили Снегирева, которого выписали из больницы Склифосовского.
Он их угостил экстрактом белены, который приготовил с помощью сложного устройства, напоминающего самогонный аппарат.
Налил им эту жидкость в маленькие металлические стаканчики, напоминающие наперстки .

Снегирев всю жизнь писал детские рассказы.
Которые с 60-х годов охотно печатали разные советские издательства.
Не знаю - были ли у него взрослые неизданные тексты?
Если же внимательно прочитать его детские рассказы, то вдруг очень странные там бывают повороты сюжета.
Явно написаны они под действием разных психоактивных веществ.
Еще у Снегирева была слава экстрасенса и целителя.
Вот несколько странных детских рассказов Геннадия Снегирева:

http://g-lu-natali2011.narod.ru/index/0-363
Снегирев Г.Я
Белёк
Куда ни глянешь, вокруг одни льды. Белые, зеленоватые, блестящие на солнце.
Я стал вглядываться в узкую полоску воды, которую разрезал во льдах наш корабль.
И вдруг я увидел два черных глаза. Они смотрели на меня со льдины, медленно проплывавшей мимо.
— Стой! Стой! Кто-то за бортом! — закричал я.
Корабль замедлил ход и остановился. Пришлось спустить шлюпку и вернуться к льдине.
Льдина была покрыта искрящимся снегом. И на снегу, как на одеяле, лежал белёк — детеныш тюленя.
Тюлени оставляют своих малышей на льду, и только утром приплывает к бельку мать, покормит молоком и опять уплывает, а он весь день лежит на льдине, весь белый, мягкий, как плюшевый.
И если бы не большие черные глаза, я его не заметил бы.
Положили белька на палубу и поплыли дальше.
Я принес ему бутылочку молока, но белёк пить не стал, а пополз к борту. Я оттащил его обратно, и вдруг из его глаз покатилась сначала одна слеза, потом вторая, и так и посыпали градом.
Белёк молча плакал. Матросы зашумели и сказали, что надо скорее положить его на ту льдину. Пошли к капитану. Капитан поворчал-поворчал, но все же развернул корабль.
Льды еще не сомкнулись, и по водяной дорожке мы пришли на старое место. Там белька снова положили на снежное одеяло, только на другую льдину.
Он почти перестал плакать. Наш корабль поплыл дальше.
Снегирев Г. Я.
Проша
Один мальчик, его звали Проша, не любил ходить в детский сад. Мама ведёт его утром в детский сад, а Проша спрашивает:
- Почему ты меня ведёшь?
Мама говорит:
- Потому что ты один заблудишься!
- Нет, не заблужусь!
- Нет, заблудишься!
Проша каждый день с мамой спорил. Раз утром мама говорит ему:
- Иди один в детский сад!
Обрадовался Проша и пошёл один, без мамы. А мама шла по другой стороне улицы и смотрела - куда он пойдёт? Проша не видел маму. Он прошёл немножко по улице, остановился и стал смотреть в окно. Он очень любил смотреть в чужие окна.
В этом окне сидела собака. Она увидела Прошу и стала лаять. А Проша совсем не боялся собаки. Правда, он боялся, но немножко: он знал, что собака за стеклом!
Проша становился всё храбрей. Сначала он показывал собаке язык, а потом стал кидать камушки. Собака на него злилась. Она хотела его укусить, но стекло её не пускало. Собаку кто-то позвал. Она завиляла хвостом и прыгнула в комнату.
Проша всё стоял у окна и ждал. И вдруг видит: открывается дверь выходит эта собака и с ней девочка. Она её на цепочке вывела погулять.
Проша хотел побежать - от страха ноги не двигаются. Хотел закричать тоже не может! А собака увидела Прошу и как зарычит, зубы оскалила!
Девочка изо всех сил держит собаку и кричит Проше:
- Беги! Беги!
Проша закрыл лицо руками и как заревёт:
- Больше не буду! Не буду дразнить!
Тут подбежала Прошина мама, взяла его на руки, и они скорей пошли в детский сад.
Приехали
Перевалили через одну гору, через вторую, а на третьей уже не ёлки росли, а огромные кедры с обломанными верхушками. Медведи их обломали, чтоб добраться до кедровых шишек.
Впереди ещё гора. На ней ничего не растёт: всю землю сдуло ветром, остались одни камни.
Я хотел спросить Чоду, скоро ли мы доедем, да не успел. Внизу, под горой, я увидел белые мхи... и во мхах, как лодки на волнах, покачивались оленьи спины и рога.
Мы спустились к чуму на берегу ручья. За чумом... Я сначала подумал, что это целый лес обгорелых кустов, а когда пригляделся, оказалось, стадо оленей лежит, и не кусты это, а рога. Каких только рогов тут нет! И высокие длинные, и ветвистые широкие, а у одного оленя столько отростков, что они загибаются вниз, за уши.
На земле рядами лежат брёвна, а к брёвнам привязаны оленята-пыжики.
Рожки у пыжиков — как два кустика, поросшие мягким чёрным мохом. Вместе с большими оленями их не пускают. Большой олень убежит от медведя, а пыжик ещё слабый.
А глаза у оленей добрые и печальные.
тыц
Tags: Литература
Subscribe
promo vbulahtin октябрь 31, 2013 17:34 40
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment