Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Центры мировой финансовой власти держатся на плаву благодаря кокаиновым доходам.

По поводу "кокаинового дела" посольства России в Аргентине, можно добавить к заметке о том, как всё начиналось https://t.me/pltrk/1608
отрывки из книги Р.Савьяно "Ноль.Ноль.Ноль" об особенностях кокаинового бизнеса во всех уголках мира.
Он пишет, например:
Центры мировой финансовой власти держатся на плаву благодаря кокаиновым доходам.

Главными мировыми прачечными для грязных денег на сегодняшний день остаются Нью-Йорк и Лондон.
Не налоговый рай, вроде Каймановых островов или острова Мэн, а лондонский Сити и Уолл-стрит.
Как говорит в феврале 2012 года на одном из заседаний американского Конгресса Дженнифер Шаски Калвери, глава специального подразделения Министерства юстиции США по борьбе с финансовыми преступлениями, “под прикрытием миллиардов долларов, ежедневно курсирующих от одного банка к другому, банки Соединенных Штатов используются для хранения огромных сумм преступного происхождения”.

Триста пятьдесят два миллиарда долларов [2011 год] – прибыли наркоторговли превышают треть всех потерь банковской системы, насчитанных в 2009 году Международным валютным фондом, а ведь это лишь выступающая над поверхностью или угадываемая под водой верхушка айсберга, навстречу которому мы движемся.

...Даже когда следствие владеет почти всей информацией, как в этом случае, каждое действие тщательно обдумывается.
Надо притворяться.
Притворяться, что тот или иной удар по наркоторговле – случайная удача.
Конечно, противник может раскусить их обман.
Однако главное правило в этом невидимом покере, где блюстители порядка играют с ворами, остается неизменным: не повышать слишком быстро уровень тревоги.
Тем более, не подпитывать ее постоянно.
И уж одно-то следователи знают наверняка: наркоделец может пропустить ход, но он никогда не выйдет из игры.
Если сейчас ты выиграл, то потом проиграешь.
Перед лицом потребностей рынка любой риск становится делом относительным.

За операцией “Взлет” следуют “Взлет-2”, “Взлет-3” и “Взлет-Деньги”, которые в свою очередь позже переплетаются со все новыми расследованиями....
русская мафия – это совсем другое. Чтобы разобраться в ней, надо изучить влиятельные семьи, познать их могущество. Семьи, повязанные не кровью, а общими организационными интересами. И, как у любой семьи, у них есть фотоальбом, где собрано все: краски прошлого, лица дальней родни, моментальные снимки ключевых событий, памятные места.
https://medium.com/@vbulahtin/%D0%BA%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D0%B8%D0%BD-%D1%81%D0%B0%D0%B2%D1%8C%D1%8F%D0%BD%D0%BE-49019af609ac

Расследование получило наименование операции “Взлет”.
По сей день считается, что именно из него выросли все остальные крупные расследования роли калабрийских семейств в транснациональной наркоторговле.
Дело, объединившее следователей и полицию Италии, Голландии, Испании, Германии, Франции, американское Управление по борьбе с наркотиками, судебные органы Колумбии, Венесуэлы и Австралии, приведшее к арестам в Ломбардии, Пьемонте, Лигурии, Эмилии-Романье, Тоскане и Кампании, а также изъятию пяти с половиной тонн кокаина, с экономической и оперативной точки зрения лишь оставило на коре дерево царапину.
Главная ценность расследования была в полученной информации.
Даже перехват наркотиков прежде всего позволял подтвердить, что грузы прибывают туда-то, отправляются оттуда-то, подчас – с промежуточными остановками или перегрузками.

С 2000 года через порт Джойя-Тауро проходят три контейнера, отправленные из колумбийского города Барран-килья на борту судов датской компании Maersk Sealand.
Все они адресованы фирмам Бруно Фудули, все заполнены мраморными блоками, внутри которых спрятаны 220, 434 и 870 килограммов кокаина соответственно.
Еще один контейнер, содержащий 434 килограмма кокаина, опять же спрятанных в блоках мрамора, отправляется из Барранкильи в марте 2000 года и в августе оказывается в Австралии, в порту Аделаиды.
У его получателя, Николы Чиконте, калабрийские корни, но родился он в Уонтагги, земледельческом городке к юго-востоку от Мельбурна. Некоторое время спустя австралийская полиция обнаруживает две трети этой партии на хранении у одного выходца из Калабрии.
Затем начинается охота и в Италии, но со стратегической осмотрительностью.
Неважно, какой объем наркотиков конфискован, главное – что это помогает раскрыть неизвестный прежде способ транспортировки, способный привести к другой ветви – ломбардской.
23 января и 17 марта 2001 года в миланском аэропорту Мальпенса перехвачены две партии кокаина, 12,1 и 18,5 килограмма соответственно, прибывшие на рейсовых самолетах из венесуэльского Каракаса.
Забрать чемоданы, в которых спрятан товар, на выдаче багажа должен один из сотрудников SEA, управляющей компании аэропорта, уроженец Сан-Калоджеро.
Миланский рынок кокаина ненасытен, и местные филиалы кланов Манкузо и Пеше из Розарно выработали систему быстрого пополнения запасов.
Проходит около года, прежде чем власти пытаются перехватить корабль с грузом, 10 января 2002 года при досмотре контейнера из Эквадора в порту Виго в Галисии обнаруживают 1668 килограммов кокаина.
Груз закатан в банки с тунцом в масле, предназначенные мадридской фирме “Консерва Нуэва”.
Эти информацию до следователей донес Бруно Фудули, который был посредником между колумбийцами, Вибо-Валентией и испанцами.

3 апреля 2002 года – важная дата.
В этот день проводится первая крупная операция в Италии.
Точкой назначения должен был стать порт Джойя-Тауро, но груз по ошибке оказывается в Салерно, где его и арестовывают.
На этот раз контейнер следует с полуострова Гуахира в Венесуэле, а 541 килограмм кокаина распределен по палетам с гранитной плиткой, предназначенным для “Мармо Имеффе”.

Под знаком ожидания и внешней безмятежности проходит еще год.
А потом наносится мощный удар по главным кокаиновым воротам Европы. В ночь с 3 на 4 июня 2003 года неподалеку от Канарских островов испанские власти перехватывают траулер “Александра” с 2591 килограммом кокаина на борту. Вероятно, груз был получен в водах Западной Африки, может, в Того или Бенине, где ндрины создали всю необходимую инфраструктуру для хранения и перегрузки товара.

Следующая операция охватывает всю Атлантику вплоть до Северного моря.
29 октября 2003 года в порту Гамбурга задерживают груз, отправленный из бразильского порта Манаус с промежуточной остановкой в Риеке (Хорватия).
Среди пластиковых материалов для подвесных потолков спрятаны 255 килограммов кокаина.
Перегрузка в промежуточном порту помогает наркоторговцам обезопасить поставки, поскольку контейнеру каждый раз присваивается новый номер.
Прибывший в Гамбург груз предназначен фирме “Вентранс” из Сан-Ладзаро-ди-Савена, компании Франческо Вентричи, которую один портал, специализирующийся на автоперевозках, провозгласил в 2002 году “предприятием месяца” за “основательность, надежность и точность”. В городке под Болоньей, где тот обосновался, человека Манкузо считали образцовым бизнесменом.

Лишь 24 января 2004 года, то есть еще через три года, приходит время нанести удар по порту Джойя-Тауро. Конфискованы 242 килограмма кокаина, отправленных из Картахены в мраморных блоках на адрес “Мармо Имеффе”.
Это заключительный акт, и теперь следователи могут снять маски. Наконец-то настает время для арестов. Операция “Взлет” завершена.

Колумбия, Венесуэла, Бразилия, Испания, Германия, Хорватия, Италия, Африка, Австралия. Первые точки, которые уже смело можно отметить на карте. Конечно, побеждены еще не все, но всех и не победить. Следователи постоянно повторяют, что им удается конфисковать лишь % кокаина, предназначенного для европейского рынка, – это соответствует коммерческому риску в любом бизнесе и даже меньше, чем доля потерь, закладываемая под кражи в супермаркете или, в случае с мелкими и средними фирмами, под опротестованные чеки, – вот лишь часть горькой правды, которую власти могут сообщить публично. Конечно, крайне сложно обнаружить капсулы, спрятанные внутри человеческого тела, замаскированные все более изощренным способом партии товара, перехватить катер, плывущий в открытом море или же причаливающий среди ночи в произвольной точке к берегу. Даже когда спецслужбы располагают более или менее подробными данными, легче не становится. Часто наркоторговцы умудряются ускользнуть прямо из-под носа преследователей. Но есть и еще одна сторона дела, которая еще больше все осложняет.

Государство с помощью исполнительной и судебной власти должно не только очистить улицы от наркотиков, но и уничтожить торгующие ими группировки. Однако эти две цели вступают друг с другом в конфликт. Если все время наносить удары по одному и тому же порту, наркоторговцы поймут, что их взяли на мушку. Они сменят маршруты, методы маскировки, места выгрузки, найдут порты, за которыми не так пристально следят.
В ходе операции “Взлет” следователи прятали в рукаве исключительный козырь – засланного агента, который мог в режиме реального времени оповещать их обо всех отправленных грузах и новых пунктах назначения.
Но это единичный случай.
Часто бывает, что даже несмотря на перехваты и долгое прослушивание телефонных разговоров, меры предосторожности, которые принимают преступники, крайне затрудняют определение маршрутов и мест выгрузки. Всегда есть риск потерять след, а без него остановится и все расследование.

Даже когда следствие владеет почти всей информацией, как в этом случае, каждое действие тщательно обдумывается.
Надо притворяться.
Притворяться, что тот или иной удар по наркоторговле – случайная удача.
Конечно, противник может раскусить их обман.
Однако главное правило в этом невидимом покере, где блюстители порядка играют с ворами, остается неизменным: не повышать слишком быстро уровень тревоги.
Тем более, не подпитывать ее постоянно.
И уж одно-то следователи знают наверняка: наркоделец может пропустить ход, но он никогда не выйдет из игры.
Если сейчас ты выиграл, то потом проиграешь.
Перед лицом потребностей рынка любой риск становится делом относительным.

За операцией “Взлет” следуют “Взлет-2”, “Взлет-3” и “Взлет-Деньги”, которые в свою очередь позже переплетаются со все новыми расследованиями.
Их связывает общий знаменатель: проторенные кокаиновые пути не исчезают и зачастую играют решающую роль при предъявлении обвинения. Однако к ним добавляется более подробная и глубокая эхография капиллярного кровотока, питающего дерево ндрангеты.
Тяжелее всего следователям воплощать в жизнь призыв “follow the money” – “иди по следу денег”. Виной тому – нехватка необходимых законов и инструментов, огромное количество сообщников, непонимание ситуации публикой, а следовательно – отсутствие общественного давления.
Это плод определенной информационной логики, для которой конфискация наркотиков – это десять строчек, а арест имущества или предприятия – в лучшем случае заметочка на странице местных новостей, даром что финансовая сторона деятельности итальянской мафии в последнее время вызывает все более пристальное внимание. Новости есть, но они незаметны. Еще менее заметны деньги.

Деньги – это не только абстрактная величина, наделенная почти мистическим свойством растворяться без остатка и способная одним-единственным кликом перемещаться в любом объеме из одного края света в другой, вкладываться в самые загадочные фонды, в самые рискованные ценные бумаги. Но только не для ндрангеты и не для мафии в целом.

Для них деньги – это деньги. Наличные, пачки купюр, набитые чемоданы, тайные счета. Их можно пощупать, взвесить, пересчитать пальцами, понюхать. Они воняют плесенью, и запах этот не выветривается, даже когда они оказываются на самых недоступных счетах.
Все средства хороши, чтобы очистить их, пустить в рост, вынудить приносить новый урожай.
Многоступенчатые системы отмывания денег посредством холдинговых компаний, устроенных наподобие матрешки, занимают свое место рядом с банальными покупками двухкомнатных квартир или земельных участков сельскохозяйственного назначения.

Когда в ходе операции “Взлет” спецслужбы впервые нападают на след денег, их поражают не только задействованные суммы, но и простота отмывания.
Наркоторговцы из Вибо-Валентии покупают билетик лотереи “Супер-Эналотто”.
В мае 2003 года выпадает сочетание 5 + 1, выигравший билет был приобретен в баре “Покер” в Локри. Этот бар принадлежит тестю некоего Николы Луки, который отмывает деньги для семейства Манкузо. Он тотчас связывается с победителем и предлагает ему восемь миллионов евро сверху в обмен на лотерейный билет. А затем открывает новые счета в банке Unicredit в Милане и Соверато, куда и будут зачислены деньги “СИСАЛ”, то есть итальянского государства.
Благодаря легкому выигрышу в “Супер-Эналотто” Никола Лука на время становится крайне популярным персонажем в СМИ, а вот его подъем по иерархической лестнице ндрангеты остается незамеченным.
Он переезжает на север страны, где становится счетоводом локале – звена ндрангеты – в Кормано.
Они отправляют его в качестве своего представителя на слет всей верхушки организации в Ломбардии, и в октябре 2009 года Лука поднимает бокалы вместе с другими боссами ломбардских локале в Центре имени Джованни Фальконе и Паоло Борселлино в Падерно-Дуньяно – среди всех материалов по делу “Бесконечная преступность”, выложенных в интернет, видеозапись этой встречи собирает больше всего просмотров.

Успешно скрывается ндрангета и за высокой концентрацией своих членов, которая в Калабрии доходит до 30% всего населения, распространяясь вширь от родины группировки в центральной части Аспромонте, где эти показатели более чем вдвое выше среднего. Их попросту слишком много, чтобы кто-то мог запомнить, кто они, где они и что они делают, если это не его работа.

Австралия уже настолько давно превратилась в колонию ндрангеты, что, как и в Канаде, здесь появился собственный Кримине, разделенный на шесть мандаменто, или округов, который координирует свои действия напрямую с Кримине Польси и на равных участвует в принятии решений. В Австралии имеются даже собственные кодексы для вступления в организацию и перехода на “высшую ступень”. В любой точке мира ндрангета устанавливает свои правила. Со временем может меняться род ее преступных занятий, но кодекс всегда остается неизменным. Сила ее, позволяющая извлекать максимальную выгоду из глобализации, основана на двойной связи: замешанной на крови и родной земле с одной стороны и воспитанной на безличной власти ритуалов и законов – с другой.

Ндрины перебирались в Австралию вместе с честными иммигрантами с начала XX века, и с особым размахом – после Второй мировой войны. Здесь они принялись вкладывать грязные деньги, поступающие из Италии, в легальные предприятия и наладили выращивание конопли, благо места для этого было более чем достаточно, земля плодородна, да и климат подходящий. Потом появляется кокаин, и в торговлю включаются все семейства, от Плати до Синополи и Сидерно, связанных с могущественным канадским филиалом.

Никола Чиконте поддерживает тесный контакт с Винченцо Барбьери, который, как выясняется в ходе расследования, отправляет ему еще пятьсот килограммов кокаина, на этот раз из Италии. Но главное его занятие – отмывание денег. Официально почти всю жизнь он проработал финансовым брокером. Потому Барбьери с его помощью переправляет в Южное полушарие не только кокаин, но также – и прежде всего – деньги. Чиконте – человек не самый надежный и нередко доставляет Бухгалтеру проблемы. Однако в конце концов ему, похоже, удавалось проводить деньги через Гонконг и по другим офшорным каналам, после чего, уже отмытые, они оказывались на банковских счетах в Австралии и даже Новой Зеландии. Разрастающееся калабрийское дерево не поглотило разве только малые острова в Тихом океане. Наверное, потому, что на них просто слишком мало банков.

...Как выясняется, в декабре 2010 года Винченцо Барбьери пригласил в Гранароло, в свой King Rose Hotel, директора одного из банков Сан-Марино и выдал ему две тележки из супермаркета, доверху наполненные банкнотами. Эти миллион триста тысяч евро в результате оказываются на счете, открытом на его имя в банке Credito Sammarinese, а вслед за ними аналогичная сумма поступает на счет его родственника при содействии некоторых важных лиц из Никотеры. Но это еще не все. Из-за кризиса банк переживает крупные проблемы с ликвидностью. Он выставляется на продажу за пятнадцать миллионов евро. Credito Sammarinese вступил в переговоры с бразильским банком, но, судя по всему, Бухгалтер взялся внести нужную сумму, что порождает предположения о возможной экспансии ндрангеты. При поддержке магистратуры Сан-Марино, помогающей в расследовании, прокуратура требует привлечь к ответственности бывшего директора банка Вальтера Вендемини, президента и основателя Лучо Амати, а потом и посредников из Калабрии и оставшихся в живых держателей счетов. В конце концов в Credito Sammarinese вводится внешнее управление.

Сообщение о подозрении в отмывании денег передано – но слишком поздно, 21 января 2011 года, когда прошло уже пять дней с очередного ареста Барбьери, санкционированного магистратами Катандзаро в рамках расследования “Взлет-3”. Вендемини признается в интервью, что испуга лея, услышав эту новость, и попытался как-то исправить положение. Видимо, в этот-то момент он наконец догадался прибегнуть к помощи интернета, потому что на телевидении он в свое оправдание говорит, что “Барбьери и его шайка уже управляли финансовыми потоками на международном уровне, в Новой Зеландии”.

Описывая Винченцо Барбьери и Франческо Вентричи, пресса использовала весьма громкие слова: влиятельнейшие боссы, могущественные наркодельцы, опаснейшие преступники. Они и впрямь перевозили наркотиков тоннами. Но если вглядеться, они ничтожества. Ненасытные жулики, да еще и не шибко умные. Которых вокруг пальца обвела бывшая жертва. Они кажутся сильными только из-за своей жестокости и в первую очередь кокаина. Из-за кокаиновых денег, способных выкупить банк, раздавленный кризисом. Из-за кокаиновых денег, принявших вид сорока четырех грузовиков, способных заполнить товаром магазины транснациональной компании и принести многомиллионную прибыль. Отмыванием денег можно заработать, и очень хорошо. Вот так.
===
Ты убежден, что принадлежишь к тем 99 %, чье богатство равно богатству оставшегося 1 %, – и тоже веришь, что в том, что ты едва сводишь концы с концами, виноват финансовый капитализм?
Банки могут заставить государства – а значит, и тебя тоже, только тебе-то они кредит не продлевают, – дарить им миллиарды; тебе тоже кажется, что это исполинский Молох, во главе которого стоит невидимая и неприкасаемая клика спекулянтов и руководителей, получающих больше, чем самые высокооплачиваемые звезды кинематографа и футбола? В чем-то ты ошибаешься. Никакая таинственная сила тебя не душит, никакого Фантома, закончившего лучшие университеты мира, одетого в баснословно дорогие костюмы, ведущего себя со сдержанным достоинством, нет в природе.

Я уже приводил примеры на этот счет. Вроде той истории с мафиозо средней руки, собравшимся выкупить банк за жалкие пятнадцать миллионов евро – пятнадцать миллионов заплесневевшими купюрами, которые вынимают из магазинной тележки, пересчитывают, а потом прикарманивают. Я упоминал уже и некоторых наркодельцов, которые на свою беду ошиблись с выбором кредитного учреждения, желая не только пустить в рост свои доходы от кокаина, но и продать произведения искусства – полотна Рейнольдса, Рубенса и Пикассо. Но на каждый такой случай приходится десятки других наркоторговцев, чей выбор падает на правильные банки – в офшорах или в крупнейших мировых финансовых центрах.

Банки и их власть – такое же творение человеческих рук, как и все остальное. В том, что эта власть оказалась настолько губительной, винить надо не только обдолбанного жадного брокера или отдельного продажного чиновника, а сразу всех: от трейдера, которому дозволяется вести самые рискованные операции, и команды специалистов, скупающих на мировом рынке ценные бумаги, которые потом так или иначе сольются в фондах, предложенных их же собственными организациями, до простого служащего, который по чьему-то совету поможет тебе пристроить понадежнее сбережения, и вплоть до кассира. Все они исполняют распоряжения банка, и зачастую они честные люди. Честные не только в том смысле, что они не совершают преступлений, – они искренне верят, что действуют во благо банка, а значит, и не пытаются навредить клиенту. Иногда их честность чуть сдает позиции, но не по личным корыстным мотивам, а из-за подчинения привычному порядку вещей, негласным указаниям, защищающим интересы банка. Это случается и на верхних, и на нижних ступенях иерархии и тоже является частью системы. Вот мы и подошли к механизму планетарного масштаба, который может казаться тебе плодом заговора, тогда как на самом деле в основе его функционирования лежит принцип, известный как “банальность зла”.

Но вот только рухнули башни-близнецы, Соединенные Штаты начинают приходить в себя. Джордж Буш-младший издает Патриотический акт, призванный, помимо прочего, предотвращать, выявлять и преследовать международное отмывание денег и финансирование терроризма. Принятие этого закона приводит к введению особых мер в банках США, распространяющихся на юрисдикции, учреждения и банковские счета, подозреваемые в причастности к отмыванию грязных денег. Максимальная прозрачность финансовой деятельности и отчетности по ней, ограничение межбанковских операций и ужесточившиеся меры наказания нарушителей – американская анти-террористическая политика затронула все.

Четыре года спустя порог Wachovia Bank, одного из колоссов американской кредитной системы, переступает белокурый англичанин с непослушным чубом. Его зовут Мартин Вудс, и с недавних пор он работает в лондонском офисе старшим агентом по борьбе с отмыванием денег. Он педантичен, старателен и наделен почти что маниакальной страстью к порядку. Мартин не просто усердный сотрудник, умеющий считать, и любитель двойной бухгалтерии. Он бывший агент Управления уголовных расследований Великобритании, и это дает ему огромное преимущество перед банковскими служащими всего мира: Мартин знает людей. Он умеет с ними разговаривать, считывать знаки, определять оттенки настроения. Для оценки людей он использует таблицу, включающую в себя градацию цветов, деньги в ней – лишь одна из переменных. Цвет правды, цвет лжи и цвет долларов. Мартин вне конкуренции, и он опасен.

История продолжается, на сцене уже трое актеров: страна, отвечающая на удар; комплекс мер, призванных задушить на корню потенциальные угрозы, перерезав источники их финансирования; человек, мечтающий делать свою работу. Никак не обойтись без четвертого актера – самолета “дуглас DC-9”. Он приземляется в Сьюдад-дель-Кармен, штат Кампече, где поджидающие его мексиканские военные обнаруживают на борту сто двадцать восемь черных чемоданов с кокаином – пять с половиной тонн порошка стоимостью около ста миллионов долларов. Эта фантастическая операция – прямой удар наркоторговле в челюсть. Но следователей ждет еще одно сногсшибательное открытие: деньги, на которые был куплен DC-9, принадлежавший картелю Синалоа, были отмыты в одном из крупнейших банков США – а именно в Wachovia Bank.

Пока спецслужбы копаются в прошлом DC-9, Мартин проверяет документы клиентов Wachovia Bank. Это работа следователя, но также и сотрудника на той должности, на которую его взяли. Зарываться с носом в бумаги и возиться до умопомрачения с цифрами и датами, потом сводить все данные и проверять, нет ли расхождений. В Мексике, обнаруживает Мартин, обналичили множество дорожных чеков, и с ними что-то неладно. Зачем туристу такая куча денег? Взгляд его падает на номера серий, странным образом следующие друг за другом. Да и подписи – почему они настолько похожи? Он сообщает начальству о подозрительных случаях, многие из которых связаны с casas de cambio, мексиканскими обменными пунктами. Мартин часами висит на телефоне, пишет письма по электронной почте, договаривается о встречах и совещаниях для обсуждения отчетов, которые он продолжает отправлять с упрямой решимостью. Пахнет жареным, и ответы из Мексики и США только подтверждают его подозрения. Из-за бесконечных проверок со стороны американских властей Wachovia разрывает отношения со многими casas de cambio, а те из них, кто пережил прореживание, решают не высовываться. Атака извне расшатывает банковского исполина и вынуждает его провести чистку. Но внутри самой организации царит безмолвие. Молчание и бойкотирование – худшие формы запугивания. Мартин продолжает писать свои Suspicious Activity Reports, отчеты о подозрительной деятельности. На все замечания, что он никогда не получит ответа и его инициатива приведет к крупным неприятностям, он реагирует как обычно – улыбается, глядя в пол. Очередной отчет отправлен в пустоту, и вдруг в ответ приходит сообщение: последний доклад не соответствует правилам, сфера деятельности Мартина не включает в себя США и Мексику. Это начало конца. Ему вставляют палки в колеса, жизнь в офисе становится невыносимой, Мартина лишают доступа к файлам с важной информацией. Wachovia переходит в контрнаступление, молчание больше не эффективно, пора заткнуть неуемного проныру.



Tags: Литература
Subscribe
promo vbulahtin october 31, 2013 17:34 40
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment