Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Почему победил Путин и альтернативы нет

Содержательнейшая дискуссия на радио "Говорит Москва" о результатах выборов. Отрывки из дискусии:
"Доренко: Милая гражданская нация, вы провели выборы.

Путин, даже примиряя на себя как бы жанрово необходимый вождистский стиль со сцены, всё равно задаёт вопросительно: «Нас ждёт успех, да?».

Он в некой необычной психологически по его портрету личности для себя ситуации.
Он, вообще говоря, не любит громко звать.
Он не вождь масс.
Но он оказывается в этой ситуации жанрово.
Ему бы надо кричать: «Нас ждёт успех!».
Но Путин задаёт вопрос.

СЛУШАТЕЛЬ: Всё-таки такие цифры Путина… В моём окружении практически никто не голосовал за Путина. Просто единицы. Мне интересно, откуда такие цифры берутся. Всё-таки, мне кажется, не очень это чистая победа.

С. ДОРЕНКО: Когда вы говорите «в моём окружении», это ваша некая ячейка общения, например, 20 человек, из них 10 взрослых. И вы их всех знаете. Во-первых, они иногда говорят то, что принято в вашем окружении. То есть могли проголосовать за Путина, а говорить «ну что, ну вот, ну опять».

СЛУШАТЕЛЬ: Я смотрел статистику за предыдущие годы. Явка просто стала чудовищна. Со времён Суслова такого не было. Почти 70%. И, конечно, день был ужасный. Я ходил по залу весь день и смотрел, как падают криптобиржи и как студенты, Карл, приходят и голосуют за Путина.

С. ДОРЕНКО: Мой сын сейчас находится около Марракеша. Они взялись, за свои деньги на каких-то автобусах ехали в Касабланку в консульство или в посольство. Голосовали, выстояли какую-то дикую очередь.
люди, с одной стороны, хотят что-то менять, и вчера испытали невероятное чувство общего дела.
Простите, я это не с точки зрения гражданской наблюдаю, а с точки зрения технологий.
Над шахматной доской я вижу следующее.
Есть некая масса народа, некое общество, сознающее себя как «мы».
Эта масса народа испытывала чувство глубочайшего разочарования в своем материальном положении, донашивала старое тряпьё и вообще плохо жила 20 лет назад.
Они жили скудно. А потом с 2003 года попёрла тема нефти. Нефть попёрла вверх так, как мама не горюй.
И эти люди, кроме того что они донашивали старое пальтишко 1989 года, они купили себе Qashqai к 2007 году и отремонтировали бабушкину квартиру.
Отремонтировали не по-детски, а по-настоящему.
Это их экономический успех. То есть лупануло по полной.
Если они работали ещё в Москве и возглавляли чего бы то ни было, то в то время могли купить какую-то недвижичку себе близ Анталии или Аликанте. Это всё стоило 2-2,5 млн рублей.
Они всё это накупили себе, такие счастливые, довольные.
Потом они подприсели.
И в 2014 году они испытали эйфористическое чувство национального достоинства.

Вы просто не знаете своей страны. Впустите её в сердце.
Это Россия.
Впустите её в своё сердце. Впустите.
С кем вы живёте? С американцами, с марсианами? С кем вы живёте?
Вы живёте с поэзией Серебряного века?
Это и есть моя страна.
Я должен её любить, обязан.
Если бы я склонился над ней с какого-то гигантского цеппелина, разглядывая эту часть планеты, я должен быстро вам сказать, что в конце 1990-х эти люди испытали чувство фрустрации.
Потому что возможности 1990-х не были ими использованы.
Потому что они оказались народом победителей и побеждённых.
Русские, оказавшись в ситуации свободы, немедленно применили её друг против друга, стали издеваться друг над другом.
Люди из РСФСР восприняли свободу как право оскорблять друг друга, насиловать, грабить и обмениваться автоматными очередями.

Нужно быть культурными и уметь коммуницировать друг с другом.
Со времён подавления Новгорода и Пскова это общество вообще никогда не разговаривало друг с другом.

Это прекрасное общество получило свободу, использовало её, для того чтобы друг друга оскорблять.
Мы это сделали.
Мы пришли к концу 1990-х в ситуацию, когда часть была ограблена и оскорблена.
Я как раз ни хрена не был ограбленным. Я получал, мне страшно говорить…
Хорошо, мы пришли к ситуации, когда заметная часть этого общества испытала чувство фрустрации, поняв, что свобода равна унижению, свобода равна попранию человеческого достоинства.
Затем это же самое общество в середине 2000-х выползло из крайней нужды и купило себе Nissan Qashqai.
В это же время у моих знакомых в Нью-Йорке дочь-студентка купила себе 540-ю BMW на подработку, будучи студенткой NYU.

Это был golden age of prosperity.
Они достигли величайшего благополучия, золотая эпоха, 2007 год.
В мае 2008 года стало тяжеловато.
Потом было плохо, зарплаты не росли.
И в 2014 году они испытали эйфористическое самоутверждение в качестве единой гражданской нации благодаря возвращению Крыма, который всегда людьми бывшей РСФСР воспринимался как частица сердца каждого жителя России.
Крым был такой важной частицей сердца.
Возвращение Крыма было воспринято эйфористически и отложило все остальные проблемы.
Дальше интенсивность эйфория Крыма до какой-то степени стала спадать.
Хотя эта тема не пропала.
И величайшие люди, перед которыми я становлюсь на колени, дали вчера эту явку и повышение голосов за действующего президента на 10 млн человек.
Волшебники.
Удивительные люди. Причём, честно.
Я заявляю это сейчас с полным осознанием того, что я заявляю: это было сделано ультрачестно.
То есть честнее выборов не бывало на территории этой страны. Никогда. Вообще.
За всю историю планеты не было более честных выборов.
Они великие люди.

[Отчасти] это сплочение на фоне давления. Сплочённость на фоне давления. Может быть.

СЛУШАТЕЛЬ: Как можно, что люди, которые принимают серьёзные решения, которые влияют на нашу внутреннюю и внешнюю политику, и их дети... – они живут там.

С. ДОРЕНКО: Можно я прослежу эту тенденцию? Сначала вывозили семьи сразу, потому что думали, что здесь схлопнется. И в 1990-е вывозили семьи массово. Сначала был выезд всех нефтяников в Вену. Потом открылся Лондон массово совсем. Потом был некий возврат в середине 2000-х. Те дети и даже дети, которые не говорили по-русски ни бельмеса, возвращались. Они возвращались сюда, потому что им здесь платили по 0.5 млн в месяц, а там они по 5000 зарабатывали на Западе. И по-русски не говорили или говорили с ошибками, а писать вообще не умели. И всё-таки они возвращались на начальнические посты. Сейчас какой-то новый, другой этап.
Эти этапы детей за рубежом означали на самом деле, связывает ли та или иная семья своё будущее с Россией обязательно или не связывает. Это явление тоже можно проследить за последние 20 лет или больше (надо брать хотя бы 25, а, может, 30).
И это явление разное, оно скользящее.
Я хочу сказать, что когда наши начальники перемещают детей в места, то они полагают, что эти места лучше.
Потому что они не будут перемещать их в места, в которых хуже.
На планете Земля есть чудесные места, где абсолютно нормально болеть тропической формой малярии, быть избитым, расстрелянным, ограбленным каждый день и заболеть ещё амёбной дизентерией.
Например, Конго.
Туда кто-нибудь отправил своих детей из благополучных людей?
Нет, никто. Они отправляют в хорошие места, а не в плохие.
«Почему они отправляют детей туда?».
Они отправляют детей в места, которые они полагают лучше, чем это место.

Вот я тебя вызываю, даю тебе 20 млн долларов.
И ты говоришь: «Да не надо, мне и так хорошо». Но я тебе императивно: «Да!».
Сначала ты делаешь глупости. Покупаешь здесь квартиру.
И на эти глупости тратишь около 5 млн. Бабушкам там что-то.
После чего, мать, ты говоришь, покручивая у себя пальцем у виска: «Ну и дура же я была!».
И на оставшиеся 15 тебя и след простыл. А где она? Что-то говорили про озеро Гарда. Гарда или Комо? На каких-то озёрах она.
Все остальные: «Ну, дура! Там же зимой всё время дождь. Какая же она дура!».
- «Да нет же. У неё дача на Сицилии. Она зимой на Сицилии».

Не надо, пожалуйста, сомневаться, что Дмитрий, который нам позвонил, получив 20 млн, тоже бы остался здесь.
Он понимает, что там лучше. Больше ничего.

Вот сейчас перекроют по ошибке.
Раньше Запад привечал у себя князей Курбских.
А сейчас начинает перекрывать. И в этом большая ошибка Запада.
...
Но любить они нас [чиновники] от этого больше не станут.

Когда вы думаете, что они будут сидеть здесь, их не будут пускать туда, они будут сидеть здесь, и они от этого станут вас любить – хрена вам вместо любви!
Они – это бывшие вы и будущие вы.
Вы хотите ими стать.
А они не хотят вами стать.
Но иногда вы перетекаете по какой-то абсурдной причине (замужество, ещё что-нибудь)…
И ты хочешь туда перетечь. Не надо только ля-ля, ладно?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне очень приятно слышать рассуждения на тему того, что внешнеполитическая ситуация становится причиной мобилизации народа.
Я хочу, чтобы мой народ был таким. Но в то же время я знаю, что среди этого народа провести общее собрание собственного дома невозможно. Но, наверное, что-то есть. Правда, что нас мобилизует, что нас собирает, сплачивает.
Как вы думаете, люди, которые строят внешнюю политику так называемого Запада, они понимают вообще, что они с этим имеют дело? Тереза Мэй за неделю до выборов приведёт к ошеломляющему успеху Путина.

С. ДОРЕНКО: Нет, все живут внутренней политикой. Абсолютно никого не парят чужие избиратели. Никого не парят.

СЛУШАТЕЛЬ: Рузвельт был 4 срока у власти. После его пребывания у власти был установлен максимальный срок 8 лет. После него ни одна администрация Белого дома не пережила… Партия власти теряла эту самую власть. Республиканцы сменялись демократами, демократы – республиканцами.
Рузвельт был последним, кого сменили на переправе.
После этого чуть замочили тапочки – пошёл вон из кресла.

С. ДОРЕНКО: Дэн Сяопин поставил, что элита приходит большой группой и правит ровно 10 лет. А сейчас новый правитель Си Цзиньпин это отменил. То есть сколько-то это полезное правило просуществовало. И всё. А в Колумбии, когда я дружил в своё время с Андреасом Пастраной, в то время будущим президентом Колумбии, он мне рассказывал, что у них в Колумбии запрещено 2 срока подряд. Но сейчас это тоже отменили.
я был знаком с Андреасом Пастраной, сыном президента Колумбии и будущим президентом Колумбии. И он мне объяснял, что «у нас считается, что если ты баллотируешься, будучи президентом, то ты так или иначе включаешь административный ресурс», де-факто. Ты же не можешь его не включать. «Поэтому у нас вообще два срока подряд запрещены. Можешь, сколько хочешь, но не подряд». И это правило уже отменено.
Человек не успевает за 4 года своего мандата…
Год-два берёт всё под контроль, потом разгоняется на третий год, а уже надо ему уходить.
Мандат заканчивается.
А когда же он выполнит всё это? Ещё надо пару-тройку лет, хотя бы до 7 лет.
Но какой-то период у них было вот так.

СЛУШАТЕЛЬ: Одно из самых загадочных явлений мироздания в новое время науки – это феномен времени. Считать его безоговорочно одним из форм существования материи сложно. В бытовом смысле, в нашей с вами жизни мы очень легко относимся ко времени. Оно нам кажется очень понятным. Время – это встал, позавтракал, пришёл вечер. Так вот, существует многообразие форм времени, в том числе и политическое время, которое нам не то, что уже мало отпущено. Мы уже все лимиты исчерпали. Поэтому речь идёт не о том, что будет с ними, а о том, будут ли какие-то зачатки в эти ближайшие 6 лет правления действительно настоящей политики. Потому что когда вы говорили о том, что выборы абсолютно честные. Они не просто честные, не просто чистые. Они стерильные, понимаете? В отличие от операционной медицинской, в политике как раз стерильность очень опасна. Поэтому эти выборы уже не являются выборами в последней стадии, потому что в России нет политики, потому что весь ресурс власти уходит прежде всего (это первая задача) на нейтрализацию любых политических потенций.
Они [нынешние кандидаты в президенты] упустили время как бы не по своей вине.

Смогут ли они перебороть время?
Не смогут.
Тенденция фактически бессмысленна.
Значит, настоящей политики не будет.
Значит, всё, что будет, будет той же самой имитацией деятельности.

С. ДОРЕНКО: Собчак проведёт фракцию в следующую Думу?

СЛУШАТЕЛЬ: К сожалению, я вынужден, как и вы, констатировать, что здесь всё будет решать пока в прямом смысле не она. Хотелось бы, чтобы ей разрешили. Владимир Владимирович Путин в конце концов должен понять, что нужна Дума, нужен парламент. То, что в парламенте происходит – это цирк, это смешно. А без парламента и без премьер-министра страна не может существовать. Это понятно любому нормальному человеку.


С. ДОРЕНКО: Представьте себе, что у нас с вами есть дом каких-то негодяйских подростков, пансионат. Всегда, когда мы даём свободу, они моментально хватают спички и поджигают дом, занавески… Если чуть-чуть не следим, Хорошавин начинает делить уловы рыбы и разделывать месторождения таким образом, что зарабатывает бабло.
Я скажу о западне России.
Есть западня, в которой находится моя страна.
Общество незрелое.
И когда ты даёшь ему свободу, это похоже на какой-то пансионат буйных подростков, в котором ты выдаёшь ножницы и спички и говоришь: «Братцы, вот вам ножницы, а вот вам спички. И гарантированно взрослые не имеют права заходить. Пожалуйста, делайте, что хотите».
Моментально всё порежут, испортят и подожгут.
Теперь мы приходим и говорим: «Так, всё, построились, линейка, твари. С вами всё понятно».
Они такие: «Но тогда мы никогда не станем взрослыми».
Мы говорим: «Идиоты, но вы свободой как пользуетесь? Что вы сейчас творите? Зачем это вам?».
Они говорят: «Да. Ну, хорошо. Дайте нам чуть-чуть свободы, иначе мы никогда не станем взрослыми».
Даём чуть-чуть свободы – начинают красть.
Поставили и отвернулись на минуточку – тотчас начал тырить.

Они говорят: «Без свободы мы будем рабами. Без свободы мы никогда не вырастем. Мы всегда будем подростками».
Ок, давайте свободу. «Мы выберем бандита».

СЛУШАТЕЛЬ: У нас нет муниципальной власти. У нас нет такого народовластия. То, что вы говорили. Коммунизм – это философия. В журнале «Nation» была статья полгода назад, очень интересная, на английском языке. Там писалось, что коммунизм оставил после себя монументальную пустоту. То есть мир как бы лишился одной из двух философий. И память о достижениях Октябрьской революции, положительных и радостных, заменилась памятью о ГУЛАГе. И диссиденты, которые ушли из СССР и других стран, они уже не диссиденты. Уже нет их стран. И вся культура коммунистическая – это уже иероглифы, написанные для молодёжи непонятным шрифтом.

«Собчак и Грудинин будут готовиться к 2024 году, когда будет нужен не только преемник с командой, но и новая системная оппозиция».

С. ДОРЕНКО: Какие задачи структурно будет решать новая системная оппозиция?
Иллюзия разнообразия, многопартийности и так далее?
Для чего может быть нужна оппозиция?
Для передачи власти.
Путин хочет создать такую оппозицию, которую он передаст власти? Я этих усилий не вижу.
С какого ж чёрта я начну строить оппозицию, которой я отдам власть?

Чем оппозиция характерна? Оппозиция имеет некую собственную позицию.

Русские люди никогда не проголосуют против России.
Фонд Карнеги говорит: вот 77% за Путина – это процент за Россию.
За Путина – это значит за Россию.
Потому что остальные хотят разрушения этой государственности, действительного разрушения.
А русские люди этого в массе не хотят.

Я тебе расскажу страшную вещь.
Мы (я попробую суммировать то, что думают люди вокруг меня), русские граждане, против страны голосовать не будем.
А более-менее понятная для нас страна – страна с Путиным.
Поэтому против страны за всяких Навальных мы голосовать не будем.
За Навального 2%.
А если 2 политика за страну, Путин и ИКС, то нам за Пупочкина вроде странно.
Это ещё одна странная ловушка.
Против страны мы не будем голосовать ни за что.
А за страну, если есть Путин и Пупочкин, то нафиг нам Пупочкин?
Subscribe
promo vbulahtin октябрь 31, 2013 17:34 42
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments