Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Кого нам надо разбудить, чтобы передать, что мы завалили слона? -- Мы его не завалили, для начала...


Отрывок из "Подъема" на "Говорит Москва":
"С.Доренко:
У вас есть Telegram и вы продолжаете им пользоваться.
У вас есть Telegram и он гавкнулся.
И у вас никогда не было Telegram и не будет

подтянулись люди, у которых никогда не было, теперь их 33 процента.
33 процента дезактуализированных лохов.
Такие бывают, они должны быть, кто-то же должен чистить унитазы.
Не может быть, чтобы все были светлые.
Я как законопослушный человек не пользуюсь Telegram иначе, как забравшись под одеяло.
Теперь под одеялом читаю, в надежде, что меня арестуют. У меня Оруэлл такой в голове все время.

Думаю о начальстве с ненадлежащим чувством.
Мы возвращаемся в 19 век в этом смысле, это очень хорошо и принято, будет приветствоваться. Надлежащие надо чувства к начальству испытывать.

У 33 процента никогда не было Telegram.
Это как раз добрые люди, которые выносят наши мусорные пакеты.
Товарищи, мы вас очень любим.

Движуха всегда радует.
Я вернусь к ГКЧП. Когда была ГКЧП, нам казалось, мы были победные, молодые и клевые.
А все, кто был против нас, они были старые, противные и нелепо антиэстетичные.

победа наша была написана на их лицах.
Потому что неприятель должен захотеть проиграть, в сущности.
Ты можешь вничью сыграть с неприятелем, если он не решил проигрывать. Если он решил проиграть, тогда ты можешь, конечно, выиграть.

Мы были молоды тогда и прочее. Боролись с ГКЧП.
Но было понятно по самой ГКЧП, то есть в их глазах была тоска поражения. И на самом деле, эта тоска, может быть, предопределила их судьбу.
И в этом смысле, мне кажется, что современная ситуация существенно отличается.

Мне кажется, сейчас тоска поражения у другой стороны. То есть наоборот, ГКЧП сейчас в силе как бы. Я не знаю, мне кажется, я говорю об ощущениях.
Но глаза у ГКЧП как бы наполнены силой, настоящей силой такой державной, а у этих наоборот, они такие жалкие все, какие-то противные.
Хочется подойти и высморкаться им в пиджак. Нет?

Я лично верноподданнически предан, на самом деле.
абсолютно верноподданнически предан власти, все, что они говорят, я пытаюсь выполнить.
Но мне не всегда всё удается.

Прессануть могут VPN за VPN.
нас нельзя, потому что мы безграмотные овцы. Нам надлежит быть лишенными разума, как справедливо сказал об этом Лао-Цзы, наш великий учитель.
Он сказал: народ должен иметь желудки полными, а сердца пустыми.
Это очень правильно, я считаю. Вы же знаете, что я приверженец Лао-Цзы.
мы не знаем про VPN, слова такого не знает вредительского.
Какой такой VPN? Слова такого вредительского не знаем, это все паскудство какое-то, западное, небось.
Англосаксы придумали.
мы котируемся как имбецилы.
Мы же имбецилы, мы послушные, добрые имбецилы, у нас полдник потом в четыре часа, дают компот и три печенюшки «Мария».

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Я мусор не выношу. Телеграммы получаю на почте. Так что мне ничего не грозит.

С.ДОРЕНКО: Абсолютно. Надо тогда еще дальше уходить. До открытия телеграмм на почте, существовали там-тамы, огненные знаки какие-то. Знаете, как действуют пигмеи в лесах Центральной Африки? Во всяком случае, мои друзья из племени бобанзы.
Вот бобанзели, когда они убьют слона, а они славятся тем, что без лицензии это делают, когда они убьют какое-то крупное животное, они должны сообщить женщинам, чтобы те разжигали костер и начинали кипяток кипятить.
Как же сделать так, чтобы женщины уже узнали о том, что мы убили животные? Бобанзели начинают петь.
Они поют так, чтобы проснулись птицы, которые слышат этот голос, и включили других птиц… то есть женщины слышат птиц, но каких птиц? Тех, которых включили мужчины. И тогда женщины знают, кого убили даже. Они могут включить тех птиц, которых нужно. Например, они начинают… правильные птицы просыпаются и начинают орать. Следующие птицы просыпаются, начинают орать. Следующие птицы… за 20-30-50 километров женщины сидят и говорят: опаньки, наши-то слона завалили. Видать, за дровами надо идти.
Вот так они будят птиц.
И никакой Telegram действительно не нужен.
Потому что все работает вот так. Вот который позвонил сейчас дяденька, который туалеты не чистит, тем не менее, ходит на почту за телеграммами. Вы могли бы перейти к языку бобанзелей. Это еще проще.

Д.КНОРРЕ: Кого нам надо разбудить, чтобы передать, что мы завалили слова?

С.ДОРЕНКО: Мы его не завалили, для начала.

Д.КНОРРЕ: Воробьев?


С.ДОРЕНКО: А вы ходите на почту за телеграммами. Но это неправильно. Вы слишком передовой человек, это я бы сказал, оскорбительный отход от природы. Переходите к языку бобанзелей, намного умнее будет с вашей стороны.
Это все язвища и рубища цивилизации. Что мы надеваем штаны. И когда почешешь, приходится совать через ремень руку. Хочется почесать, правильно? Это же неудобно. А в старые времена, когда мы были более приспособлены к жизни, почесать можно было полегче. А сейчас через ремень суешь, другой раз ремень тупой, думаешь: да что ж ты будешь делать, так неудобно.
Цивилизация вообще неудобная фигня.

Наши беды от того, что мы философы, и мы понимаем, что эта жизнь дана нам в испытание.
А жизнь истинная — это царствие небесное.
Поэтому зачем здесь ломаться, когда мы уже рядом с богом в душе. Зачем нам строить города, торговые центры, которые не горят?
Вы не понимаете русского народа. Вы почитайте Константина Победоносцева.
Зачем строить торговые центры, которые не горят, зачем строить приличные интернет, зачем все это делать, говорит Победоносцев, совершенно справедливо указывая на то, что русский человек уже рядом с богом.
Ему не нужно трудиться, чтобы оказаться рядом с богом, как протестанту.
Мы уже там, уже на пороге царствия небесного.

Роскомнадзор сам сажает каких-то орлов, которые идут в прорыв, как сказать, штрафные батальоны.
Они идут в прорыв, и сами секут, как они прошли в Telegram.
Прошли? Ага, иди сюда.
Мне кажется, полстраны будет заниматься как раз этим. Миллионов 70 человек придется посадить на поиск многих миллионов, десятков, сотен миллионов адресов, в которые будет просачиваться Telegram. 70 миллионов человек их будет ловить непрерывно, остальные 70 миллионов выполнять эти решения. Второй сезон «Служанок» скоро выйдет.
Про счастливое будущее.
Они в результате всех поймают, мне кажется.
Весь интернет закроется и на этом все. Ну и слава тебе, господи. Перейдем к языку бобанзелей.
И в этом мы вас научим. Мы умеем трением разжигать костер. Пожалуйста, когда начнутся голодные игры здесь, в Москве, победим мы все равно. Не молодые, потому что молодые все изнеженные, они привыкли, что все в «Азбуке вкуса» продается.

А мы, старые волчары, которые могут потереть рожь на поле, и сжевать зерна, отлущить зерна.
Мы волки страшные. Мы знаем, какой гриб можно есть, а какой можно, но не нужно.
Мы можем украсть у крестьян курицу и так далее.
Когда начнутся голодные игры, старики поведут людей.

У меня стоит Facebook, где есть мессенджер Facebook. У меня стоит WhatsApp, у меня стоит Telegram. У меня стоит Trima, Wire — это парень, который из Skype ушел, нарисовал. У меня стоит Signal, у меня стоит iMessage. И это только на первой странице. Позвольте мне перейти на вторую страницу. У меня стоит Hangouts Google, Vkrme, очень серьезная система, у меня стоит Yahoo! Messenger. FaceTime, Skype, Viber и Confider.
Я не буду перечислять все, мы оставим несколько в секрете, чтобы гэбушка не знала.

Духовность превыше материальности.
Мы в интересах русской духовности должны обрушить интернет.

Когда мне нужен по-настоящему серьезный конфидент, я ухожу в Латинскую Америку.
Я знаю тропы… светящаяся тропа.

Д.КНОРРЕ: А вы знаете, что французское правительство начинает тестирование собственного мессенджера с шифрованием, который будет хранить все данные. Это делается для того, чтобы отучить Макрона от Telegram.

С.ДОРЕНКО: Я знаю. Но мы с вами должны сделать следующее. Сейчас все, что мы болтаем по радио, слышат люди, которые могут заинтересоваться информацией. Поэтому все, что мы болтаем по радио — я не то, чем кажусь, скажу я как Сова из «Твин Пикса». Мы не то, чем кажемся. Сейчас болтаем ерунду. Когда нам надо реально серьезно закрыться…
первая стратагема из 36. Ясный день скрывает лучше, чем темная ночь.

Обмани императора, она же, первая стратагема.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Запретительство как философия тирании известно, сколько существует мир. Ведь запрещают не те, которые искренне верят в запреты, они составили кодексов, которые навязываются узкой группой лиц всегда. Людовик Шестнадцатый воскликнул однажды, когда Антуанетта… опять же, это по воспоминаниям Мирабо, когда Антуанетта вдруг заговорила о беспорядках в сословиях, он сказал: ну, мы позовем министров и запретим сословия.

С.ДОРЕНКО: Дело в том, что любая система стремится к контролю, это очевидно. Мы не можем допустить, иначе начнется омертвление и распад системы. Но есть системы, которые согласны со сверхсложным миром и сверхсложной игрой, а есть системы, которые готовы к контролю только в условиях упрощения.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Совершенно верно. Они даже не ведают, что делают. Они не понимают этого.

С.ДОРЕНКО: Они понимают, что они хотят упростить управление. Для того чтобы упростить, нужно количество сегментов и движение это броуновское молекул сделать меньше. То есть замедлить движение и уменьшить количество молекул. Вот и все. Тогда легче контролировать.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: То есть пытаться сделать невозможное. Потому что солипсизм, который философская мысль давно приписала… всем правителям… мы знаем, что газета «Искра», несмотря на весь анекдотизм вообще прихода Ленина к власти, сыграла огромную роль. Ее пытались запретить. Третье отделение говорило так: зачем убивать людей, все-таки они граждане. Давайте этот страшный листок. И они гонялись за той чертовой «Искрой».

С.ДОРЕНКО: Наши управители стремятся управлять. Как это и правильно, и естественно. Они пытаются управлять, с трудом справляясь со сложностью, они пытаются систему упростить. Это очевидно правильно. Другое дело, что это, как бы сказать, возможно и очень эффективно на короткие периоды, например, на 70 лет. А потом то рушится.
Советский Союз именно погиб из-за тотальной философии запретительства.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Да-да. Мы не могли с вами, например, построить дачу из кирпича. Кирпич считался стратегическим материалом, его нельзя было купить.

С.ДОРЕНКО: И каждая «Волга» заносилась в военкомат.
Если я руковожу системой, то очевидно, что я пытаюсь ее контролировать. Это правильно же? Если я не контролирую, значит, я не руковожу. Я контролирую процессы. Если я контролирую процессы, и когда их становится слишком много для моего мозга, я должен настроить либо правильный, управляемый полухаос, я должен его настроить. Если мне не хватает для этого, я должен его упростить, мне проще управлять простой системой.
Не могу делегировать часть своих полномочий другим людям…
я их боюсь, я им не доверяю.
Значит, я должен упростить.
Если я упрощу, то должен сказать следующее: чем больше я упрощу, тем ближе это к смерти, в сущности, и понятно, что это система наберет ригоризм и развалится. Советский Союз 70 лет просуществовал.

Уподобим для математического понимания жизнь и процессы управления езде на велосипеде.
При езде на велосипеде достигается динамическая стабильность в силу физических эффектов.
Представь, что ты управляешь сложной системой, например, государством или велосипедом.
Ты управляешь государством или велосипедом — закон, который я пытаюсь здесь вывести, он единый.
Динамическая стабильность достигается за счет того, что ты постоянно крутишь педали.
В силу этого ты теряешь, в сущности, горизонт планирования и контроль.
Больше того, ты не знаешь, что за поворотом, ты не знаешь, вот этот пьяный шагнет или нет.
Ты не знаешь, побежит ребенок или не побежит. Может быть натянута цепь. Поворачиваешь во двор — там натянута цепь, может быть, тоненькая, но достаточная, чтобы тебя свалить. И так далее.
Всякие подлости.
Есть пьяная компания, которая кинет в тебя пластиковую бутылку из-под пива.
Начнут кидать пластиковые бутылки и матом кричать, так бывает. И ты такой едешь на велосипеде, а они матом на тебя. А ты думаешь, то ли разобраться, то ли уехать поскорее.

Одним словом, управляя государством и управляя велосипедом, ты получаешь один и тот же результат. За счет движения ты, в сущности, поддерживаешь динамическую стабильность и перемещаешься, но перемещаешься от опасности к опасности.

Если ты тут же во дворе, ты спросишь: Сереж, а какова цель?
Я скажу: контролировать велосипед.
Ты скажешь: а зачем ехать, если надо контролировать?
Ты правильно спрашиваешь. Если мне надо контролировать, зачем тогда ехать?
Ты положишь велосипед на газон, расстелешь рядом какую-то тряпочку, сядешь и станешь есть чебуреки.

Д.КНОРРЕ: Сначала будет уютно греться на солнышке, все будет хорошо. А потом через год велосипед заржавеет, и уже не сможет никуда поехать.

С.ДОРЕНКО: Совершенно верно. С целью контроля лучше не ехать. Если я собираюсь охранять велосипед, то зачем мне на нем ехать? Главная цель какая? Ехать или охранять? Охранять. Если я собираюсь охранять и осуществлять контроль над велосипедом, то должен ли я ехать? Нет.

Чтобы сохранить велосипед как предмет, вы можете его положить.
Какое-то время этот предмет будет существовать, пока он не заржавеет и не сгниет. Но чтобы машина работала, любая машина, она должна двигаться.

Даже если вы будете смазывать маслом лежащий велосипед, он все равно через какое-то время перестанет работать.

Что-то случиться, неприятность, да. Но контроль не уменьшится. Мой контроль не уменьшится.

Д.КНОРРЕ: Но зачем вам контролировать гнилой велосипед? Кому он нужен уже?

С.ДОРЕНКО: Никому не нужен. Но мне-то он нужен, это ведь мой велосипед. Я и есть велосипед. Как велосипед, я отказываюсь ехать.
Потому что контроль осуществляется легче, если не ехать.

Теперь мы должны сообщить правящему классу России, что ситуация усложняется. Вы не можете просто положить велосипед. Я задаю задание, оно становится все более сложным. Мы вам, правящий класс России, мы вам пристегиваем к педалям ноги. Пристегнуты ноги, вы обязаны теперь двигаться. Вы упадете просто. Мы пристегиваем ноги к педалям, все, вы не можете лежать рядом с велосипедом, вы должны двигаться. Такие есть… но отстегнуть нельзя. Значит, вы управляете государством, велосипедом, в котором у вас ноги пристегнуты к педалям, вы обязаны двигаться. Хоть как-то, пожалуйста, медленно можно, можно по кругу, вот на площадочке, чтобы охранник наблюдал. Но уже все, ноги пристегнуты, вы не можете бросить движение, вы обязаны двигаться. И вы придумываете свои правила. Мы знаем, что если по кругу двигаться, то все равно не упадем. Давайте по кругу двигайтесь. И они начинают двигаться по кругу. Мы говорим: давайте, это ужасно интересно. Это и есть велосипед. Глядя на велосипед, познаем природу сущего.

Не надо никуда двигаться.
И мы знаем, что велосипед кружится кругами.
Стабильность его, может быть, и не уменьшается, но, как бы это сказать получше, езды-то особой нет, если разобраться".

Subscribe

promo vbulahtin october 31, 2013 17:34 42
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments