Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

Манифесты и протоколы, которых вы не увидите

(чукча не читатель, чукча -- писатель, поэтому не читаю литературной и кинокритики (но заведомо подозреваю её во многих несовершенствах и близорукости)), но для раздела "Кино" этого блога запилил впечатления о двух непохожих сериалах)

Хорошая творческая работа может действовать на человека вне зависимости от степени понимания человеком её смыслов. Их трансляция происходит порой и без осознания – они встраиваются в жизнь и начинают форматировать её без лишних дискуссий и рефлексии.

Этот приёмчик неплохо удавался музыке и разного рода творческим изделиям религиозного содержания.
Пока не появился кинематограф. Потом игры.

Сила образов и визуализированных моделей поведения программируют крепче текста.
Никакой новый манифест коммунистической партии или протоколы сионских мудрецов не смогут найти поклонников среди заметного числа граждан без адаптации на Youtube, Marvell, Netflix или хотя бы Фондом кино.

Американские кинематограф, сериалы и развлекательные медиа в целом стали сейчас своего рода сверх-культурой, которая формирует взгляды на жизнь огромного количества людей.
На наших глазах условный Большой Голливуд, границы и владения которого стремительно прирастают, устанавливает новые гуманистические "стандарты", которые часто диссонируют с усвоенными зрителем принципами, и это придаёт дополнительный стимул к просмотру и вовлечению.

Зрителю интересно, как будут разрешены конструируемые диссонансы – в этот момент его берут за его любопытный нос и ведут к новому интернациональному гуманизму 21 века.
Модели поведения, возникающие на благодатной почве соперничества супергероев, суперантигероев в абсурдных ситуациях, превращаются для зрителя из умозрительных в практикуемые.

Посредством выдающихся современных фильмов и сериалов ежедневно происходит инсталляции в сознание определенного взгляда на мир и таким образом формируется новая реальность.
"Жизнь сериалов", борющихся за внимание зрителей с экранов телевизоров, становится всё ближе к жизни реальной и наоборот – каким бы отвлеченным от простых будней сериал ни казался.
"Во все тяжкие", "Родина", "Игра престолов", "Карточный домик", "Миллиарды", "Правосудие Декстера", "Ходячие мертвецы", "Проповедник" … перепрошивают сознание населению планеты, и чем незаметней этот процесс, тем выше качество творческой работы.

Незаметно, маленькими шажками мы идем к формированию новых иных принципов интернационального сообщества людей, в чем-то дополняющих, в чем-то меняющих великое наследие европейского, в т.ч. русского гуманизма.

Фрэнк Андервуд, Уолтер Уайт, Николас Броуди, Арья Старк, Тирион Ланистер, Декстер Морган, Рик Граймс… герои с искалеченной психикой, поставленные в безвыходные ситуации, диктуют новые принципы и модели действия, постепенно разрушая старые устои и формируя новое коллективное сознательное и бессознательное.

В 2017 году случился почти незаметный для человечества, но огромный для кинематографии шаг.
Почти незаметный щелчок кинематографической хлопушкой произошел одновременно с премьерами первых сезонов "Мира Дикого Запада" и "Большой маленькой лжи".


Не исключаем, что торжественность момента не почувствовало большинство участвующих в производстве этих шоу. Критики и зрители преимущественно также остались приёмниками, в полной мере не осознающими, какой сигнал воспринят и что за процесс внутри он запустил.

Про "Мир Дикого Запада" позже, а пока про обладателя 8 премий «Эмми», 4 премий «Золотой глобус», премий ТВ-критиков, Гильдии киноактёров, Гильдии режиссёров, Гильдии сценаристов США и т.д. – про 7-мь серий о Большой и маленькой лжи.

Большая ложь, на которой провели зрителей, в том, что главное в сериале не сюжет (на благотворительном балу происходит убийство, имя жертвы до конца последней серии не называется. Сериал рассказывает о нескольких месяцах, предшествовавших происшествию) и не актеры (Риз Уизерспун, Николь Кидман).

Главное – новый взгляд на сообщество людей, который предлагают авторы.

С первобытных времен большинство идеологических, философских, творческих движений цивилизации направлены на то, чтобы изменить человека (сделать совершеннее, добрее, справедливей…) и сконструировать более удобную, органичную для человека форму сосуществования в сообществе людей.
Своеобразный ответ на это дали христианская религия, потом Ренессанс, марксизм, демократия, мультикультурализм.

И вот, когда главные ответы на проблемы сосуществования людей получены, Голливуд ловким движением руки изымает из действительности эти конфликты.
В сюжете сериала "Большая маленькая ложь" намеренно отсутствует то, благодаря чему герои оказались рядом – капиталы и в целом материальный докучливый базис нашей жизни (экономика).

Герои проживают на берегу океана, в одном из городов Калифорнии, порог входа на владение вполне заурядной недвижимостью в котором начинается от миллиона долларов.
Но тема денег и капиталов полностью изъята из сериала. Лишь однажды звучит реплика, что в городе проживает много успешных богатых женщин, и им, вероятно, завидует одна из главных героинь. Упоминается относительно недорогая хорошая частная школа, дорогостоящие билеты на мюзикл да необходимость поиска работы для другой главной героини, не вписавшейся в "городской фон".

Большая и маленькая ложь сериала в том, что авторы намеренно провоцируют зрителя, не упоминая вынесенный за скобки конфликт, который является катализатором сюжета: не вписавшаяся героиня – это мать-одиночка сравнительно невысокого достатка, принципиально отличающего её от главных героинь.
Но (якобы) главная проблема героев не в этом, а в отношениях.

Богатые герои страдают в шикарных особняках у прибоя.
При этом известным своим трудолюбием американцам даже не намекают на ответ, как у одной семьи (жена – волонтер в театре, муж – разработчик сайтов, например, для производителей гражданских дронов) появился особняк стоимостью (минимум) 5-10 млн.долларов и машины от 100 тыс.$ каждая.

Чуть состоятельнее герои другой семьи.
Жена – адвокат, сменивший практику на уход за детьми и муж, главный отрицательный персонаж (его место работы не имеет значения, сам факт наличия работы и связь её с глобальным миром уже как клеймо непригодности).
Второй отрицательный персонаж – бизнесвумен, топ-менеджер PayPal. Она скорее жалкая и несуразная (от роста до мимики), чем злая, подчеркивающая неадекватность человеку мира товарно-денежных отношений.
Ложь с двойным дном авторов сериала в том, что именно "добытчики денег" выведены как причина изъянов для семейных и дружеских отношений.
Изъян, через который прорывается реальный мир капитала, но который стараются прихлопнуть главные героини, пока он не прихлопнул их самих.
Именно противодействием привычным проявлениям капиталистических отношений заняты домохозяйки – не всякий зоркий глаз зрителя воспримет эту завуалированную сюжетом конструкцию.

Первое что делает одна из главных (состоятельных) героинь сериала для новенькой в городе богатых матери-одиночки – отменяет для неё "порог входа" в общество.
Просто в качестве жеста доброты за естественную помощь на дороге.

Один из тезисов завуалированной конструкции авторов: нет никаких порогов входа, нет богатых и бедных (как разделяющих общество понятий), плохих и хороших машин, домов, материальных условий воспитания.
Между людьми кардинально разного уровня нет дистанции, не может контрастировать не только цвет кожи, сексуальная ориентация, но и уровень образования и квалификации, место работы… марки автомобилей, разнесенные в стоимости на миллионы долларов интерьеры домов.
В социуме, как и в семье, нет границ.
Бедная мать-одиночка, повздорив с миллионершей и дав ей в глаз, отправляется выяснять отношения в её чертоги и выигрывает

Искренняя дружба с состоятельными дамами завязывается с полуслова и становится залогом решения любых бытовых проблем (а в итоге и жизненно важных), от домашних уроков до празднования дня рождения.
Авторы намекают на искусственность этого построения в монологе матери-одиночки, когда она говорит, что воспринимает происходящее, как будто это происходит не с ней.
Конечно, не с ней. И не в реальном мире. Но с ней в искусственной конструкции, где многие обязательные предметы реальности выведены в сумеречную зону.
Нет брендов, нет названий вин и компаний.
"Изъяты" даже названия деликатесов и напитков – героини просят принести что-нибудь воздушное, шоколадное или просто еще стакан воды.
Исключена визуализация блюд в ресторанах и на домашних кухнях.
Еда часто становится самостоятельным героем многих американских сериалов (см. "Миллиарды", где разговоры о еде – обязательный атрибут жизни богатых), но не в большой и маленькой лжи – здесь, если разговор заходит о еде, то намеренно произносится что-то прозаическое: хлопья, картошка, соленые огурцы.

Единственный раз, когда за столом начинается обсуждение деликатесов и вин, героиня Риз Уизерспун заблёвывает и кулинарные шедевры, и сидящих вокруг них.

Получается, что маленькая ложь – это почти всё то, о чем говорят герои сериала.
Большая – подробности совершенного убийства.
Фундаментальная – ложь настоящего мира, на которую указывают созданные авторами сериала конструкции искусственного мира и взаимоотношений человеческих моделей в нём.
В этом другом мире продажа девственности – акционизм, лишь косвенно связанный с оплатой (важны не деньги, а привлечет ли акция к проблемам).
Когда безработная героиня пытается сбежать от мужа и арендует огромный дом у океана, речь ни разу не заходить о стоимости, а только лишь о том, как комфортно будет в этих стенах и будет ли столь же прекрасен как прежде закат.
Несколько раз, когда в сериале звучат фразы о богатых, зрителям должно стать неловко за героев, произнесших эти плебейские нелепицы.

Одна из ступеней окончательного падения -- когда один из героев, стремительно становясь олицетворением зла, зла в чистом черном незамутненном виде (от одежды до поведения), наливает себе виски на благотворительном балу, а рядом стоящий второстепенный персонаж поощрительно поддерживает – мол, нами здесь и так всё куплено (поэтому позволено любое самоуправство).
Не куплено -- доказывают героини сериала. Вы (морлоки, добытчики, строители) возвели эту чудесную конструкцию -- с видом океана, заката, соснами и отсуствием бытовых проблем.
Осваивать и пользоваться её благами будем мы.

Линии обороны приходится держать перед чередой второстепенных персонажей.
Именно с второстепенными персонажами прорывается в "новый мир" жестокий, лицемерный, язвительный реальный мир. Мир кумушек-домохозяек, всезнаек мужчин-шовинистов и даже опрятных гомосексуалистов, которых авторы сериала тоже изъяли из своей конструкции (это изъятие подчеркивает переход в статус ухажера главной героини благородного владельца кафе, который считался геем).
Наконец, один из катализаторов конфликта – взаимоотношения между первоклашками в школе для состоятельных детей.
Любые намёки, которые могли бы указать на то, что причиной конфликта может быть имущественное неравенство (родители первоклашки бедны, и поэтому именно он может отличаться неподобающим поведением), вымараны с такой тщательностью, что внимательный зритель должен не отрефлексировать, а почувствовать: имущественное расслоение не должно становиться барьером, препятствием, поводом для пренебрежения, подозрений в неполноценности (морально-нравственной, этической, интеллектуальной…).
Множество примет и намеков рассеяны по сериалу, чтобы указать на то, что искусственный мир имеет мало общего, почти не соприкасается с миром чистогана. Даже секс, о котором часто говорят герои, это отпечаток порочной другой реальности (сцены секса как отметины ущерба, нанесенного главным героиням – он связан либо с изменой, едва не разрушившей семейные отношения, либо с насилием).
На протяжении всего сериала жители мира чистогана дают показания по поводу главных героинь и ошибаются, врут в каждом слове, образуя еще один уровень большой и маленькой лжи: свидетельства о поступках и личных качествах героинь "нового мира", которые должны сложиться в большую ложь – мотивы и объяснения преступления.
Авторы оставляют намеки на объяснение, о котором тоже нельзя говорить вслух. Зло, органичное большому реальному миру (и миру глобальному -- не случайно главный герой постоянно уезжает в командировки в оба полушария из маленького "нового эдема"), которое встроено в человеческие отношения, нельзя вылечить ни с помощью любви, лекарств или докторов. И даже уйти от него не получится.
Зло обязательно проявит себя, рецидив начнется непременно и, возможно, неожиданно.
Поэтому зло должно быть убито, изъято – изящно
В случае сериала "Большая маленькая ложь" зло изъято коллективными усилиями главных героинь – этот опыт коллективного действия в итоге сплотил их, сделал сильнее "новый мир" эльфов и элоев (благополучных женщин и их прекрасных детей), которому противостоят злобные морлоки, которым хочется всё подсчитать, оценить, дискредитировать.
Морлоки – все читающие эти строки и, конечно, их автор, посмевший своими грязными ручонками покопаться в тонкой паутине уловок сериала.
"Большой маленькой лжи" можно противопоставить топорную отечественную работу – сериал В.Тодоровского "Садовое кольцо".
Нашим отечественным авторам не свойственно прятаться и тонко камуфлировать идеи.
Они рубят правду-матку, и в отличие от Голливуда далеки от намерений изменения мироустройства.
"Садовое кольцо" (Москва) – полный и неловкий антипод "Большой маленькой лжи" (калифорнийский Монтерей).
И в том, и другом сериале присутствует труп и предшествующие ему сложности семейных отношений.
Но только в "Садовом кольце" ложь не камерная калифорнийская, а монументальная московская – адюльтеры, растление, предательства в полный рост (родителями детей, детьми родителей, друзьями и сослуживцами). И в конце все улыбаются, принимая этот "сложный" мир морлоков, от которого не удалось сбежать травмированным детям.
Бежать они хотят в Америку, куда же еще, если Тодоровский на отечественной земле устроил миниатюрный адок – всё пронизывают товарно-денежные отношения, которые и есть мерило. Капиталы создают барьеры, неравенство и питают ненависть. В "Садовом кольце" почти нет символов, сложных творческих конструкций. Вдоволь секса, насилия и лжи с "прекраснодушным" итогом: это жизнь, детка. Всё мешается и взбалтывается. Крутись и ты. Сегодня ты. Завтра – тебя. Мир морлоков беспределен и тосклив, и одна надежда, что ограничен он Садовым кольцом.
Единственным олицетворением хоть сколько-нибудь нормальных человеческих отношений в сериале становится, как это у нас часто практикуется, хворый сотрудник правоохранительных органов.
К этому можно еще многое добавить, но подытожим – пока в России препарируют свой несовершенный мир (по привычке еще и нагоняя жути), в Голливуде продолжают строить новые.


Tags: Кино
Subscribe
promo vbulahtin октябрь 31, 2013 17:34 40
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment