Капитан ТС (vbulahtin) wrote,
Капитан ТС
vbulahtin

А.Багаев_О "людях Власти"

Получил от одного из ФБ-друзей вопрос (цитирую):

…много ли вы в своей переводческой карьере встречали людей Власти, говоривших явно против внутренних своих убеждений? И много ли встречали людей с жестко-принципиальной личной позицией? Кого больше?
(Конец цитаты)

Чтобы ответить на заданный вопрос буквально, надо знать, каковы «внутренние убеждения людей Власти». Поскольку в моей профессиональной практике не было ни одного такого человека, про которого я мог бы сказать, что знаю, во что он верит, то и дать буквальный ответ не могу. Могу только поделиться некоторыми впечатлениями. И для начала процитирую очень удачно попавшееся сегодня на глаза:

По натуре своеобразный эстет первобытного душевного склада, никаких моральных преград не «преодолевавший» — их у него и не было, — халиф правоверных, едва ли очень веривший в существование Аллаха, властелин ни милостью Божией, ни волей народной, властолюбец по психофизиологии, без каких бы то ни было идей о смысле, цели и оправданий власти, подлинный мученик властолюбия (как многие государственные люди), Абдул-Хамид за двойной оградой своего странного дворца, под охраной семи тысяч сыщиков и телохранителей вел истинно собачью жизнь, от которой, быть может, сбежал бы на третий день любой простой человек.
(Марк Алданов. «Король Фейсал и полковник Лоуренс». Конец цитаты)

Эта цитата — хоть и с заметным преувеличением — передаёт моё общее отношение к большинству «людей Власти», поскольку Властью одержимы практически все, кто добрался хотя бы даже только до её нижних ступеней — и «не сбежал на третий день».
По поводу их главной отличительной черты я опять «отделаюсь» цитатой (из повести, автор которой в заочном диалоге со своим младшим братом Яном (Ian), готовившимся к написанию своего первого романа, даёт определение тому, что он сам назвал не знаменитой Пятой, а «Шестой» колонной):

…редкие, но предельно опасные лица, идущие на предательство без какой-либо видимой причины. В Пятой колонне состоят добровольные сторонники, а то и фанатики и даже иногда наёмники. Но не в Шестой колонне. Её члены — люди с трезвым холодным умом, они не борются за какое-то благое дело и не верят в какое-то светлое учение… у них даже нет каких-то особых претензий к своей стране или какой-то особой привязанности к её врагам. (…) Движет ими — чувство собственного превосходства. Убеждённость в собственной правоте, в том, что законы нравственности для них не писаны, и что они каким-то волшебным образом вольны их нарушать, могут спокойно выходить за общепризнанные рамки дозволенного и наслаждаться в своём великолепном одиночестве жонглированием судьбами своих соотечественников.
(Peter Fleming. The Sixth Column. Конец цитаты)

А закончу пересказом мысли, которую в своей монографии, посвящённой творчеству Макиавелли (Thoughts On Machiavelli), сформулировал профессор политических наук легендарной «Чикагской школы» (Чикагского университета) Лео Стросс (Leo Strauss). Он признавал, что есть совершенно особые нравственные критерии, которыми должны руководствоваться «государи» (Макиавелли соблюдение всех этих правил государственного управления в совокупности называл одним очень труднопереводимым словом virtu — дословно в переводе с итальянского языка означает «добродетель»), и что эти критерии во многом никак не похожи на тот набор моральных устоев, которые с некоторыми различиями проповедуют все ведущие религии современной цивилизации и которым пытаются соответствовать её «народы». Одновременно Стросс признавал, что Макиавелли справедливо указывал на очевидную необходимость таких вроде бы «безнравственных» действий, поскольку в противном случае участь «народа» становится непредсказуемой, а то и вовсе печальной (отсюда и героическая сущность virtu, если и когда «государи» её соблюдают). И из этого противоречия Стросс делает вывод, что, видимо, Человечеству нужно иметь как бы два набора нравственных принципов: один для «народа» и другой для «государя».

Всё вышесказанное в сумме и выражает моё впечатление от «людей Власти»: они в большинстве своём полагают нравственными свои безнравственные с общепризнанной точки зрения действия и при этом не то сожалеют, не то гордятся тем, что «их» эксклюзивную «нравственность» нельзя озвучить на публику, поскольку она позволительна только «государям» и в чистом виде «развратит» «народ».
Как-то так же я бы обозначил и «жестко-принципиальную личную позицию» «людей Власти», с которыми мне доводилось работать или быть знакомым: Конституция, УК для них скорее серьёзная помеха, нежели «библия» или «коран» или «тора». Ведь это очень непростая и просто опасная штука — постоянно в т и с к и в а т ь свои установки, мотивации, декларации и поступки (что публичные, что тщательно от публики скрываемые) в лазейки между «законами, писаными для всех».
тыц

Subscribe
promo vbulahtin october 31, 2013 17:34 40
Buy for 20 tokens
Еще раз хвастаюсь статьёй в газете "Завтра" в честь 170-летнего юбилея со дня рождения незаслуженно забытого Г.И.Успенского (под катом привожу авторский вариант - почти все фото плохого качества, но их не было в Интернете до моих заметок про Успенского в этом блоге). В основном, всё уже…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments